КОНСТРУКЦИЯ

Предыдущий термин:
КОНСТРУКТОР

Следующий термин:
КОНСУЛЬТАНТ

Содержание:

Найдено 3 определения термина КОНСТРУКЦИЯ

Показать: [все] [краткое] [полное]

Автор: [отечественный] [зарубежный] Время: [современное]

КОНСТРУКЦИЯ

CONSTRUCTION)

Выявление и определение наиболее важных и значимых переживаний периода раннего детства, в настоящее время 'забытых' (вытесненных) пациентом. Обо термина отражают попытки раскрытия и выявления взаимосвязей ранних переживаний с целью более глубокого понимания генетических факторов динамических сил, имеющих непосредственное отношение к формированию характера и/или психопатологических проявлений. Реконструкция основывается на следовых воспоминаниях о наиболее важных для индивида, но в данное время забытых событиях, лишь частично проявляющихся в структуре и содержании свободных ассоциаций, сновидений, отдельных поступков или при переносе. Иногда пациенты пытаются самостоятельно строить реконструирующие гипотезы и с их помощью определять для себя влияние событий прошлой жизни; чаще, однако, аналитик выбирает специальный момент для соответствующей оценки прошлых впечатлений и переживаний, а затем и оценки их влияния на настоящее состояние больного. Реконструкция, таким образом, представляет собой постепенный и многоступенчатый процесс, направленный на раскрытие новых воспоминаний и ассоциаций, составляющих материал для последующих интерпретаций. Как подчеркивал Фрейд, правдивость и истинность реконструированных построений приобретает терапевтический эффект лишь тогда, когда пациент не способен самостоятельно 'находить' необходимые воспоминания. Поэтому попытки восстановления и определения важнейших отрезков прошлого углубляет понимание аналитического опыта как пациентом, так и аналитиком.

Работу по реконструкции можно сравнить с усилиями археолога, пытающегося но основе отдельных фрагментов восстановить картину исчезнувшей цивилизации. При этом, однако, нельзя упускать из виду, что формулировки психоаналитика представляют собой сложные гипотетические построения, лишь отчасти (но не полностью) восстанавливающие прежние события из жизни анализируемого. Теоретически полное восстановление не представляется возможным, поэтому формулировки аналитика являются скорее конструкциями (термин Фрейда), нежели реконструкциями. Следует добавить, что термин конструкция получил более широкое употребление в Соединенных Штатах.

На зоре психоанализа большое значение придавалось лечебному эффекту раскрытия вытесненных пациентом воспоминаний. В последние десятилетия, однако, психоанализ рассматривается скорее как некий комплексный процесс, в рамках которого реконструкция (конструкция) играет хотя и важную, но не обязательно главную роль. Поскольку вытесненные ранние переживания, как правило, связаны с эмоциональным конфликтом, они способны оказывать существенное воздействие на возникновение, особенности проявления и стойкость психопатологических феноменов. Тем самым конструкция (реконструкция) способствует достижению новых уровней важного для каждого индивида осознания предшествующих основ нынешнего его поведения.

Оцените определение:

Источник: Психоаналитические термины и понятия Словарь. Под ред. Борнесса Э. Мура и Бернарда Д. Фаина. М.: Независимая фирма "Класс", 2000

КОНСТРУКЦИЯ (РЕКОНСТРУКЦИЯ)

мысленная организация психического материала, способствующая формированию представления о каком-либо событии, процессе или этапе развития в жизни человека.

   В психоанализе конструкция соотносится, как правило, с технической задачей аналитика по разгадке забытых пациентом событий, воспоминаний, переживаний, по реконструкции психического материала, представляемого в его распоряжение им. Работа аналитика над конструкциями аналогична работе археолога, имеющего дело с раскопками прошлого и воссоздающего по найденным им обломкам строений или фрагментам разбитых предметов общую картину жизни и быта древних людей. Подобно археологу психоаналитик реконструирует прошлую жизнь пациента по крохам воспоминаний, ассоциаций и внешних действий анализируемого. Однако между археологом и психоаналитиком существует не только сходство, но и различие. Первый имеет дело с разрушенными объектами, важнейшие части которых могут быть безвозвратно утеряны, в то время как второй – с живым психическим объектом, у которого даже то, что забыто, в принципе сохраняется, и раскрытие забытого, скрытого, вытесненного является вопросом аналитической техники. Наиболее же существенное различие между ними состоит в том, что для археолога создаваемая им конструкция, реконструкция прошлого – это конечная цель его работы, в то время как для психоаналитика – лишь подготовительный этап к дальнейшей терапевтической деятельности.

   Данная аналогия была использована З. Фрейдом в работе «Конструкции в анализе» (1937) с тем, чтобы показать специфику психоаналитической терапии, в рамках которой аналитику приходится прибегать к различным конструкциям с целью воссоздания предыстории заболевания пациента. В процессе своей терапевтической деятельности аналитик создает конструкции (или, как замечал З. Фрейд, если это приятнее слышать, реконструкции), дает соответствующее толкование и тем самым создает благоприятные условия для осознания пациентом его бессознательных желаний, защитных механизмов, внутриличностных конфликтов и невротических способов их разрешения.

   На первый взгляд может показаться, что толкование и конструкция представляют собой в психоанализе одно и то же. Однако толкование относится, как правило, к тому, что связано с отдельным элементом психического материала, будь то конкретное ошибочное действие пациента или приснившееся ему сновидение. Конструкция же, в понимании З. Фрейда, появляется тогда, когда анализируемому представляют часть его забытой предыстории примерно в следующем виде: «Вплоть до вашего такого-то года Вы рассматривали себя как единственного и неограниченного владельца матери, но затем появился второй ребенок, а с ним и Ваше тяжелое разочарование. На некоторое время мать оставила вас, да и позднее уже больше не посвящала себя исключительно только Вам. Ваши чувства к матери были амбивалентными, отец получил для Вас новый смысл».

   Имеются ли какие-либо гарантии того, что психоаналитик всегда создает такие конструкции, которые адекватным образом реконструируют какую-то часть забытой предыстории пациента? Не прибегает ли он порой к таким конструкциям, представления пациенту которых не только не способствует успеху лечения, но, напротив, затрудняют психоаналитическую терапию?

   З. Фрейд исходил из того, что психоаналитик может заблуждаться относительно истинного положения вещей. Предоставляя пациенту неверную конструкцию, он может впустую тратить время вместо того, чтобы продвигаться в анализе вперед. Но в принципе это не приносит особого вреда пациенту. Если при появлении нового материала психоаналитик приходит к выводу, что его предшествующая конструкция была ошибочной, то лучше, как считал З. Фрейд, признаться в этом пациенту, исправить свою ошибку и предложить ему более лучшую, соответствующую исторической правде конструкцию. Реакция пациента на предлагаемую ему конструкцию может служить тем необходимым материалом, который позволяет корректировать деятельность по реконструкции предыстории и истории его заболевания. Однако психоаналитику не следует забывать о том, что реакции пациента на предлагаемые им конструкции далеко не всегда адекватны и достоверны. Так, если анализ вызывает у пациента негативную терапевтическую реакцию, то ложная конструкция не приведет ни к каким его внутренним изменениям, а верная конструкция обернется таким сопротивлением, которое приведет к ухудшению состояния здоровья и обострению невротических симптомов.

   Предполагается, что конструкции в анализе способствуют воспоминаниям пациентов. Собственно говоря, их построение как раз и предназначено для того, чтобы на основе предложенных ему конструкций у пациента пробудились его воспоминания о прошлых травмирующих ситуациях и переживаниях. Однако часто оказывается так, что с помощью конструкции не удается добиться от пациента необходимого для дальнейшего аналитической работы воспоминания вытесненного. Тем не менее З. Фрейд полагал, что сами по себе конструкции имеют терапевтическую ценность, поскольку в процессе аналитической работы у пациента может возникнуть прочное убеждение в правильности предложенной ему конструкции, а это «терапевтически означает то же самое, что воскрешенное воспоминание».

   Конструкция не является специфической деятельностью, характерной только для аналитика. В различных своих работах З. Фрейд неоднократно затрагивал проблематику, связанную с возникновением всевозможных конструкций у детей и нервнобольных. Так, в работе «Три очерка по теории сексуальности» (1905) он обратил внимание на то, что в процессе инфантильной исследовательской деятельности сексуального характера у маленьких детей возникают свои наивные теории о рождении ребенка, о тех различиях в строении тела, которые они наблюдают у себя и у лиц противоположного им пола. В работе «Конструкции в анализе» он соотнес бредовые идеи нервнобольных с конструкциями психоаналитика, возникающими в процессе его терапевтической деятельности. В частности, З. Фрейд отметил, что своей убедительностью бред обязан доли исторической правды, которую он ставит на место отвергнутой реальности, точно так же как аналитическая конструкция оказывает свое воздействие на пациента тем, что возвращает в жизнь часть его пропавшей истории. По этому поводу он писал: «Бредовые формирования больных я рассматриваю как эквивалент конструкций, которые мы строим в аналитическом лечении, как попытку объяснить и восстановить ситуацию».

   Таким образом, в понимании З. Фрейда конструкции являются не только достоянием психоаналитика, использующего их в качестве технического средства лечения, но и пациентов, предшествующая деятельность которых по созданию неадекватных реальности конструкций обернулась их психическим заболеванием.   

Источник: Лейбин В. Словарь-справочник по психоанализу, 2010 г

КОНСТРУКЦИЯ

от лат. constructio] - строение, устройство, взаимное расположение частей какого-л. предмета, машины, прибора, сооружения и т.п., определяющееся его назначением

Источник: Дудьев В.П. Психомоторика: cловарь-справочник, 2008 г

Найдено научных статей по теме — 6

Социальный конструкционизм о понятийной специфике психологического исследования

Пашкова Анна Владимировна
Скачать PDF

Социально-конструкционистский подход в исследовании политической идентичности

Богуславская Виктория Федоровна, Зайцев И.В.
В статье в рамках социально-конструкционистской теории рассматривается феномен политической идентичности и представлен как проект, конструируемый в дискурсе. В качестве основного метода использован дискурс-анализ. Исследование выявило четыре типа политической идентичности: включенный, отчужденный, конформистский и идеалистический и факторы, влияющие на формирование этих типов. Результаты исследования подтвердили возможность влияния на формирование политической идентичности через структуру дискурса, что является актуальной задачей в современной ситуации политической отчужденности значительного числа российских граждан.
Скачать PDF

Синдромный анализ трудностей в понимании детьми логико-грамматических конструкций

Статников Александр Исакович
В статье описываются результаты исследования механизмов понимания логико-грамматических конструкций учащимися 7-8 лет с речевыми нарушениями и с типичным речевым развитием. В исследовании использовались: компьютеризированные тесты на понимание логико-грамматических конструкций, пробы на серийную организацию движений и речи (традиционные и компьютеризированные) и пробы на оценку уровня развития стратегий переработки зрительно-пространственной информации. Синдромный нейропсихологический анализ полученных результатов позволил прийти к следующим выводам. Во-первых, трудности понимания логико-грамматических конструкций связаны с дефицитом развития зрительно-пространственных функций, что соответствует традиционному для отечественной нейропсихологии представлению. Во-вторых, понимание логико-грамматических конструкций связано также с серийной организацией движений и речи. Характер этих связей отличается от характера связей с уровнем развития стратегий зрительно-пространственного восприятия, что свидетельствует о различном значении данных психических функций для развития процесса понимания грамматически сложных предложений. Полученные результаты интерпретируются с позиций теории системной динамической локализаций высших психических функций Л.С. Выготского-А.Р. Лурия и модели трех уровней организации речи по А.Р. Лурия и концепции трех уровней синтаксиса Т.В. Ахутиной. Автор предполагает, что операции по грамматическому переструктурированию сложных предложений онтогенетически тесно связаны с функциями серийной организации движений и развиваются на анатомически близком к ним субстрате (заднелобные отделы коры больших полушарий). Другой же аспект понимания логико-грамматических конструкций нахождение «точки отсчета» и создание асимметризованной квазипространственной структуры, в которой определены тематические роли членов предложения, будет аналогичным образом связан с функциями зрительно-пространственного восприятия и их анатомическим субстратом (теменно-височно-затылочными отделами).
Скачать PDF

Расчеты конструкций зданий на прогрессирующее обрушение в условиях чрезвычайных ситуаций. Общие осно

Волков А.А., Вайнштейн М.С, Вагапов Рф.
Скачать PDF

Понимание логико-грамматических конструкций у второклассников: нейролингвистический анализ механизмо

Ахутина Т.В., Матвеева Е.Ю., Статников А.И.
Понимание логико-грамматических конструкций (ЛГК) сложный психический процесс, состоящий из разных речевых операций и предполагающий взаимодействие различных мозговых структур. Этот процесс особенно сложен в случае понимания обратимых конструкций, где члены предложения, имеющие различные роли (например, субъект и объект действия), могут меняться ролями. Например, в предложении «Мальчик спас девочку» мальчик исполняет роль деятеля, но в обратной ситуации деятель девочка. В необратимых предложениях такая мена невозможна («Мальчик съел котлету»). Понимание необратимых предложений может быть достигнуто без операций грамматического анализа, тогда как в понимании обратимых конструкций они необходимы (Caramazza, Zurif, 1976). На сложность процесса понимания влияет выбор залога (ср. «Мальчик спас девочку» и «Девочка спасена мальчиком») и порядок слов (ср. пары с разным порядком слов «Мальчик спас девочку» и «Девочку спас мальчик» или «Девочка спасена мальчиком» и «Мальчиком спасена девочка»). Анализ афазии у взрослых показывает, что нарушения понимания ЛГК возникают при поражениях нижних отделов левой премоторной области, левой зоны ТРО; трудности понимания ЛГК возможны и при поражении средне-височных отделов левого полушария из-за снижения слухо-речевой памяти (Лурия, 1947, 1975; Ахутина, 1989; Драгой и др., 2015; Berndt, Caramazza, 1980, 1981; Goodglass, 1976; Schwartz, Saffran, Marin, 1980). Эти данные подтверждаются современными данными нейровизуализационных исследований (Kaan, Swaab, 2002; Ben-Schachar et al. 2004; Grodzinsky and Friederici, 2006; Rodd et al., 2010; Den Ouden et al., 2012). Исследования понимания логико-грамматических конструкций детьми показывают, что и состав операций и их локализация частично другие. Было обнаружено, что дети 4 лет при понимании предложений опираются преимущественно на порядок слов, действуя по правилу семантического синтаксиса «Первое имя обозначает деятеля». Они лучше понимают конструкции типа «Мальчик спас девочку» и «Мальчиком спасена девочка» по сравнению с конструкциями, где имя деятеля стоит в конце (Ахутина, Величковский, Кемпе, 1988, Ахутина, 1989). При этом предполагалось, что такое понимание (без анализа грамматических аффиксов) может опираться на холистическую правополушарную стратегию обработки информации (Ахутина, 1989). В работах А.И. Статникова (2013, 2015) было показано, что следы действия этого правила семантического синтаксиса можно обнаружить и у типично развивающихся детей 7 лет и более отчетливо у их сверстников с общим недоразвитием речи (Статников, 2015). Анализ функциональной структуры понимания ЛГК показал ее изменения с возрастом. Так, Ю.Ю. Лапшина приводит данные о том, что в 5 лет у ребёнка задействованы функции программирования, регуляции и контроля, правополушарная стратегия зрительного и зрительно-пространственного восприятия, а также слухоречевая память. В 6 лет с пониманием ЛГК тесно связаны фонематический слух, серийная организация речи и, возможно, зрительно-вербальные функции (Лапшина, 2011). В предыдущей работе было показано, что у детей 7-8 лет с трудностями понимания ЛГК выявляются зрительно-пространственные трудности, дефицит серийной организации движений и слабость слухо-речевой памяти (Киселев, Пермякова, Лапшина, 2007). Связь понимания ЛГК с уровнем развития серийной организации речи и зрительнопространственных функций обнаружена у детей 7 лет А.И. Статниковым (2013, 2015). Однако в двух последних работах не обсуждается вопрос о задействованности функций левого или правого полушария мозга. Для речевых функций в целом показан сдвиг от правополушарной и биполушарной латерализации к левополушарной, причем у разных речевых функций этот сдвиг происходит в разное время (Neville, Bavelier, 2002; Bates et al., 2003; см. обзор Ахутина и др. 2013). Остаются, однако, неясными вопросы о латерализации понимания ЛГК у детей 8 лет и зависимости понимания ЛГК от состояния других ВПФ. Цель исследования проанализировать понимание ЛГК и его связь с состоянием других ВПФ у детей 8 лет. Выборка. В исследовании приняло участие 40 второклассников (32 мальчика, 8 девочек, средний возраст 8,34±0,4 года). Методика. Компьютеризированная методика оценки понимания логикограмматических конструкций (Статников, 2013) включает 80 заданий, разделенных на 4 этапа. Первый этап предваряется 4 тренировочными заданиями. Материалом методики являются 4 типа конструкций: активные и пассивные конструкции (примеры выше), предложные и инструментальные конструкции (например, Бабушка накрывает шарфом шапку и Мальчик кладёт сумку в коробку ). Все испытуемые были обследованы с помощью адаптированного для детей 5-9 лет нейропсихологического обследования (Ахутина и др., 2012). На его основе были рассчитаны индексы состояния следующих компонентов ВПФ: произвольной регуляции деятельности; серийной организации движений; индексы переработки кинестетической, слухоречевой, зрительной и зрительно-пространственной информации; индекс I блока. Результаты. Анализ выполнения проб показал, что дети лучше понимают необратимые предложения по сравнению с обратимыми (98 и 86% правильных ответов). Обратимые конструкции различаются по времени выполнения заданий. Так, например, среди активных и пассивных конструкций быстрее всего обрабатывались предложения активного залога с прямым порядком слов (в среднем 3746 мс), а медленнее всего предложения пассивного залога с обратным порядком слов (3947 мс), два других типа предложений статистически не отличались от самого медленного (3904 и 3911 мс). Анализ корреляций выполнения проб на понимание ЛГК с показателями нейропсихологического исследования показал следующее. Многочисленные статистически значимые корреляции времени выполнения обнаружены с индексом программирования и контроля (коэффициент корреляции Пирсона от 0.327 до 0.430 при p
Скачать PDF

ВОЗРАСТНАЯ ДИНАМИКА ПОНИМАНИЯ ЛОГИКО-ГРАММАТИЧЕСКИХ КОНСТРУКЦИЙ У МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ И ЕЕ МОЗГОВЫЕ М

Ахутина Татьяна Васильевна, Корнеев Алексей Андреевич, Матвеева Екатерина Юрьевна
Данное исследование направлено на выявление возрастной динамики различных стратегий понимания логико-грамматических конструкций (ЛГК) у детей 7 и 8 лет и ее мозговых механизмов. С этой целью использовалась компьютерная методика оценки понимания детьми ЛГК, включающая различные типы обратимых и необратимых конструкций. В исследовании приняли участие 33 учащихся первого класса и 64 учащихся второго класса (средний возраст 7,3 ± 0,5 года и 8,7 ± 0,3 года). Кроме выполнения методики оценки понимания ЛГК, все дети прошли нейропсихологическое обследование, адаптированное для детей 5-9 лет. Анализ правильности понимания пассивных конструкций позволил разделить детей на три группы: (1) с преобладанием ориентации на порядок слов; (2) с ориентацией на падежные флексии и порядок слов; (3) дети, безошибочно понимающие пассивные грамматические конструкции. Корреляционный анализ характеристик понимания ЛГК и результатов нейропсихологического обследования детей позволили прийти к заключению, что стратегия понимания ЛГК по правилу «первое имя агент» опирается на двустороннее участие полушарий с ведущей ролью правого полушария, тогда как стратегия с опорой на признаки поверхностной синтаксической структуры предполагает активное участие левого полушария. Возрастная динамика указывает на увеличение роли левого полушария в понимании обратимых грамматических конструкций у второклассников по сравнению с первоклассниками.
Скачать PDF

Узнай стоимость написания

Ищете реферат, курсовую работу, дипломную работу, контрольную работу, отчет по практике или чертеж?
Узнай стоимость!