НЕГАТИВНАЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ это что такое НЕГАТИВНАЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ: определение — Психология.НЭС
Негативная симптоматика НЕГАТИВНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ПО ДЕНЛАПУ

НЕГАТИВНАЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ

Найдено 4 определения термина НЕГАТИВНАЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ

Показать: [все] [краткое] [полное]

Автор: [отечественный] [зарубежный] Время: [постсоветское] [современное]

НЕГАТИВНАЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ

Специальный термин, обозначающий редко встречающуюся, нежелательную реакцию на психоаналитическое лечение, а именно: усугубление симптоматики пациента в ответ как раз на те интерпретации, которые должны были бы облегчить болезненные проявления. Создается впечатление, что некоторые люди предпочитают страдание излечению. Фрейд (Freud. S.) связывал с этим феноменом "бессознательное чувство вины", присущее некоторым видам мазохизма (Райкрофт Ч., 1995; Лапланш Дж., Понталис Дж. В., 1996).

Понятие Н. т. р. занимает важное место в теории и технике психоанализа, ибо оно представляет клиническое явление, которое Фрейд (1923) выбрал для демонстрации воздействия "бессознательного чувства вины" и для доказательства существования того, что он представлял как особый ментальный механизм - Сверх-Я. В отличие от других психоаналитических понятий (перенос, сопротивление и др.) термин Н. т. р. не нашел широкого применения вне сферы психоаналитической психотерапии, хотя его, вероятно, можно применить к широкой сфере клинических ситуаций.

Фрейд считал, что Н. т. р. служит в анализе характеристикой определенного типа пациентов. В работе "Некоторые типы характеров из психоаналитической практики" Фрейд (1916), описав различные типы характеров, указал на людей, "страдающих от успеха". Описание "преходящей негативной реакции" со стороны пациента было упомянуто Фрейдом (1918) в работе с Человеком-Волком, но в полной мере явление Н. т. р. представлено в работе "Я и Оно" (1923): "Существуют люди, которые во время аналитической работы ведут себя совершенно удивительным образом. Когда с ними говорят обнадеживающе или выражают удовлетворение прогрессом лечения, они высказывают признаки неудовлетворения и их состояние неизменно ухудшается... Можно убедиться, что такие люди не только не могут выносить похвалы или положительной оценки, но и что они обратным образом реагируют на прогресс лечения. Каждое частичное решение, которое должно принести результат и действительно приносит результат у других людей как облегчение или временное прекращение симптоматики, вызывает у них на какое-то время обострение болезни; им становится хуже во время лечения, а не лучше. Они демонстрируют то, что известно как "Н. т. р."".

Исходя из этих наблюдений Фрейд заключил, что существует бессознательное чувство вины, возникающее вследствие критики Сверх-Я. Эти идеи основаны на интрапсихической модели конфликта и концепции сопротивления Сверх-Я. Болезнь в этом случае можно рассматривать и как выполняющую функцию устранения или уменьшения чувства вины пациента. При этом симптомы выражают потребность в наказании или страдании, попытку смягчить критичность Сверх-Я. Отсюда следует, что выздоровление или перспективы выздоровления могут представлять некую угрозу для пациентов, а именно опасность испытать интенсивное и невыносимое чувство вины. Выздоровление для таких пациентов можно приравнять к исполнению бессознательных инфантильных желаний, проявление которых внутренне запрещено.

Последующие аналитические исследования показали иное понимание механизмов Н. т. р., отличных от идей Фрейда. Так, Райх (Reich W., 1934) сделал предположение о том, что появление Н. т. р. свидетельствует о неудачной аналитической методике, особенно неудаче в анализе негативного переноса. Делалась попытка расширить рамки понятия Н. т. р., с тем чтобы оно включало в себя целый ряд различных механизмов. Ривьер (Riviere J., 1936) полагала, что фактически под это понятие может подпадать любой случай, где пациент не получает от лечения необходимой пользы. Хорни (Horney K., 1936), напротив, вторит Фрейду, считая, что Н. т. р. характерна для людей с определенными "мазохистическими" наклонностями. О Н. т. р. мы можем говорить в случае, где с достаточной вероятностью можно было бы ожидать, что в состоянии пациента произойдет улучшение (Сандлер Дж. и др., 1995).

Современные авторы предлагают свое понимание психологических механизмов Н. т. р. Так, Олиник (Olinick S. L., 1964, 1970, 1978) считает, что Н. т. р. следует рассматривать как особый вид негативизма, формирующийся до стадии ранних лет жизни пациента и связанный с ситуациями, которые способствовали выработке у ребенка мстительной агрессивности и жажды противоречия. Более тщательные исследования проявлений бессознательного чувства вины выводят их за пределы эдипова соперничества. Сопротивление Сверх-Я оказывается вершиной пирамиды, корни которой глубоко уходят в мир бессознательных желаний. При терапевтической регрессии (Олиник, 1964, 1970) сближение вплоть до бессознательных желаний слияния также усиливает тенденции к Дифференциации (Сандлер Дж. и др., 1995; Томэ Х., Кехеле Х., 1996).

Таким образом, предрасположение к реакциям типа Н. т. р. наблюдается у пациентов, проявляющих регрессивное стремление к слиянию с внутренним подавленным образом матери, амбивалентно любимой и ненавидимой. В частности, Лиментани (Limentani A., 1981) пишет о боязни пациентов вновь испытать психическую боль, ассоциируемую с травматическими переживаниями детских лет жизни. Представляется весьма вероятным, что чувство вины, испытываемое при мысли о разрыве связи с лицом, связанным с переживаниями раннего детства, играет важную роль в появлении Н. т. р. Эти тесные внутренние связи могут носить мазохистический характер, являть эффект самонаказания (Loewald H. W., 1972), и последующее наступление Н. т. р. окажется отражением потребности укрепить еще больше мазохистическую, наносящую ущерб самому себе связь с объектом. Неспособность пациента индивидуализироваться и сепарироваться от первичных объектов (Mahler M. S., 1968) - одна из причин развития Н. т. р. (Сандлер Дж. и др., 1995).

Со времени публикации работы Кляйн "Зависть и благодарность" (Klein M., 1957) значительное внимание придается зависти И связанной с ней деструктивности. Подчеркивается роль зависти в появлении Н. т. р. у пациентов, страдающих нарциссизмом и пограничными состояниями. Кляйн приводит доводы в пользу того, что в основе Н. т. р. всегда лежит зависть, ибо проблема Н. т. р. всегда возникает именно в тот момент, когда аналитик обретает уверенность в том, что он понимает пациента, а последний разделяет эту уверенность. С помощью Н. т. р. анализируемый разрушает успех аналитика и одерживает над ним верх. Это последний плацдарм пациента, ведь в конце концов он все-таки оказывается в состоянии нанести удар психоаналитику, хотя бы даже и ценой собственной неудачи.

Когут (Kohut Н., 1971), развивая психологию самости, пришел к выводу, что пациент, страдающий нарциссизмом, испытывал в раннем детстве "дефицит" в своих объект-отношениях. Н. т. р. связана с неспособностью пациента развивать и поддерживать "связную и сильную" самость. Пациенты с уязвимой самостью поддерживают связь с аналитиком, воспринимаемым как вечно терпящая неудачи фигура (Томэ Х., Кехеле Х., 1996).

Прослежена определенная связь между Н. т. р. и депрессиями. Отмечается, что у некоторых пациентов успех в лечении представляется отходом или утратой "идеального" состояния, связанного с жесткими требованиями Сверх-Я. Сандлер и др. (1995) предполагает, что с утратой этого "идеального" состояния связано появление депрессии.

Олиник (1970) делает важное замечание о том, что "хотя Н. т. р. можно рассматривать в терминах интрапсихических, относящихся к одному лицу, в действительности для ее возникновения требуется присутствие еще одного лица... Н. т. р. подразумевает поиски другого лица, который бы мог выступить в роли наказующего". Это высказывание вводит в поле зрения такой важный компонент аналитической ситуации, как контрпереносные чувства аналитика. Далее Олиник пишет, что "контрпереносы происходят у всех аналитиков и имеют тенденцию проявляться в ответ на возникновение у пациента Н. т. р.". Н. т. р. могут вызывать у аналитика чувство разочарования и подвергать испытанию его аналитическую нейтральность, и, следовательно, могут рассматриваться как один из способов вызвать или спровоцировать ответную реакцию аналитика в ответ на поведение пациента (Томэ Х., Кехеле Х., 1996).

Анализ мазохистического характера показывает, что Н. т. р. может быть ответной реакцией по отношению к объекту, воспринимаемому как патогенный. Таким пациентам в детстве приходилось подчиняться родителям, которые, как они чувствовали, не любили, а презирали их. Чтобы защититься от последствий такого мироощущения, ребенок начинает идеализировать своих родителей и их жесткие требования. Он пытается удовлетворить эти требования и обвиняет и обесценивает себя, чтобы сохранить в себе иллюзию, что он любим родителями. Когда эта форма отношений возобновляется в переносе, пациент должен ответить на интерпретации аналитика Н. т. р. Пациент как бы меняется с ним ролями; он занимает положение матери, которая высмеивала его мнения, и помещает аналитика в положение ребенка, с которым постоянно обходились несправедливо, но который отчаянно добивается любви (Томэ X., Кехеле X., 1996).

Сандлер и др. (1995) полагают, что поскольку Н. т. р. связана скорее со свойствами характера индивида и не является ситуативным действием в психоаналитическом процессе, эта парадоксальная реакция на перспективу выздоровления или успеха вполне возможна и в других клинических ситуациях. Ее проявления можно ожидать у пациентов любой области медицины; при этом может обнаружиться, что в прошлом у таких пациентов наблюдались случаи подобной "негативной" реакции на собственные успехи и достижения.

Существует точка зрения (Сандлер и др., 1995) о необходимости проведения различия между Н. т. р. и общим понятием сопротивления и сохранить термин "Н. т. р." в том его значении, которое ему изначально придавал Фрейд, описывая как двухступенчатый процесс. Другое направление развития Н. т. р. состоит в том, чтобы расширить понимание его динамики и патологических факторов, помимо чувства вины. В частности, Томэ X., Кехеле X., (1996) считают, что проблема Н. т. р. может служить весьма ярким примером, демонстрирующим "неблагоприятные последствия доктринерских положений теории влечений и структурной теории. Фактически разрешение сопротивления Сверх-Я уводит от метапсихологических положений Фрейда и приводит ко всеобщей интеракционной теории конфликта, способной дать понимание формирования Сверх-Я и, следовательно, сопротивления Сверх-Я".

Таким образом, существует много разных причин для возникновения Н. т. р. Сандлер (1995) рекомендует сохранить термин "Н. т. р." для описания конкретной реакции. Сведение объяснения этой реакции к действию чувства вины, конечно же, слишком сужает сам термин и понятие Н. т. р.

Оцените определение:

Источник: Словарь-справочник политической психологии (azps.ru).

НЕГАТИВНАЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ

negative therapeutic REACTION) Специальный термин, обозначающий нежелательную реакцию, к счастью, редко встречающуюся, на психоаналитическое лечение, а именно: усугубление симптоматики пациента в ответ как раз на те ИНТЕРПРЕТАЦИИ, которые должны были бы облегчить болезненные проявления. Хотя это явление иногда трактуют как свидетельство в пользу существования первичного МАЗОХИЗМА, чаще его объясняют в понятиях ВИНЫ, вызываемой перспективой выздоровления за счет кого-то другого.

Источник: В. Зеленский. Словарь аналитической психологии, М., Когито-Центр, 2008 г.256

НЕГАТИВНАЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ (NEGATIVE THERAPEUTIC REACTION)

Клиническая реакция, случающаяся иногда в процессе анализа. После периода эффективного и конструктивного психоанализа состояние больного парадоксальным образом ухудшается. Фрейд (1923) описывал эту ситуацию следующим образом: "Каждое частичное разрешение проблемы, которое должно было бы иметь, - а у других и имеет результатом, - улучшение или временное устранение симптомов, вызывает у них немедленное обострение их недуга' (с. 49). В некоторых случаях достаточно правильной интерпретации, чтобы усилить симптомы.

Такая негативная реакция может иметь несколько причин. Чаще всего она возникает у депрессивных, склонных к мазохизму пациентов, испытывающих выраженную бессознательную потребность в наказании. Их чувство вины может проистекать из ранних фантазий о совершенном 'преступлении' (например, пациент чувствует себя ответственным за кастрацию матери в результате своего рождения). Потребность в наказании удовлетворяется главным образом благодаря страданию, доставляемому самим неврозом; когда эффективная аналитическая работа угрожает облегчить недуг с сопровождающим его страданием,пациент сопротивляется и сводит на нет лечение. Другой детерминантой могут быть особые Мазохистские стремления, включающие в себя Я-идеал, возникший в результате идентификации с родителем, по-видимому, идеализировавшим жизнь в страдании.

Эти черты - выраженная тенденция к депрессивному аффекту, садомазохистская направленность, негативизм и сопротивление, исходящее от Сверх-Я, - глубоко укоренены в структуре характера пациентов, развивающих негативную терапевтическую реакцию.

Негативную терапевтическую реакцию нельзя путать с негативным переносом; более того, клинические данные свидетельствуют, что она возникает при наличии латентного позитивного переноса. Однако негативная терапевтическая реакция может вызывать контрперенос. Подобная тупиковая ситуация основывается обычно на взаимных чувствах беспомощности, вины и злости. Аналитик должен проявлять осторожность в роботе с больными, опасающимися агрессивного вмешательства. Эффективная аналитическая робота и явные ожидания терапевта, что симптом будет устранен, угрожают нарушить хрупкий баланс, установленный индивидом, и он отвечает но эту угрозу Мазохистским образом - усилением страдания и обострением симптомов.

Паттерны дезадаптивного поведения, внешне напоминающие негативную терапевтическую реакцию и имеющие сходство с психопатологическими симптомами, проявляются и вне аналитической ситуации. Примерами здесь могут служить описанные Фрейдом категории преступников, совершающих преступления из чувства вины, людей, сокрушенных успехом, 'неудачников" и т.д. Для таких индивидов любые позитивные, жизнеутверждающие переживания таят в себе угрозу и могут вызвать негативную реакцию.

Источник: И.С. Кон. Краткий словарь сексопатологических терминов.241

НЕГАТИВНАЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ

бессознательная деятельность пациента, проявляющаяся во время психоаналитического лечения и заключающаяся в специфическом реагировании на терапевтический успех, который может вызвать неожиданное для аналитика ухудшение психического состояния больного. С точки зрения классического психоанализа, негативная терапевтическая реакция является не чем иным, как сопротивлением пациента против своего излечения.

   Первоначальные представления З. Фрейда о негативной терапевтической реакции возникли, по всей вероятности, во время лечения русского пациента (случай Человека-Волка) в период 1910–1914 годов. Позднее описывая этот случай лечения в работе «Из истории одного детского невроза» (1918), З. Фрейд отмечал, что ему потребовалось длительное время, чтобы заставить пациента принять самостоятельное участие в работе, а когда в результате его стараний наступило первое облегчение, пациент «немедленно прекратил работу, чтобы не допустить дальнейших изменений и, таким образом, остаться в создавшейся уютной обстановке». В процессе дальнейшей работы с пациентом З. Фрейд неоднократно сталкивался с тем, что, как только прояснялся какой-либо вопрос, его пациент пытался противостоять достигнутому результату и на какое-то время у него происходило усиление того симптома, с которым было связано прояснение данного вопроса.

   Проводя аналогию между литературными сюжетами, почерпнутыми из произведений Шекспира и Ибсена, и клиническими случаями, в работе «Некоторые типы характера из аналитической практики» (1916) З. Фрейд отметил необычное явление, свидетельствующее о наличии причинной связи между успехом и заболеванием: нередко люди заболевают именно в тот момент, когда в их жизни исполняется какое-нибудь давнее желание. Благодаря психоанализу стало очевидно, что в подобных случаях дело идет об осуждающих и наказывающих тенденциях, оказывающих воздействие на поведение человека, о силах совести, заставляющих, по мнению основателя психоанализа, «впадать в болезнь не от неудовлетворенности, как обычно, а в момент успеха».

   Подобное понимание «заболевания в момент успеха» привело З. Фрейда к психоаналитическому объяснению того, что было названо им негативной терапевтической реакцией. В работе «Я и Оно» (1923) он обратился к клиническим фактам странного поведения некоторых пациентов во время аналитической терапии. Странное поведение части пациентов состояло в том, что если психоаналитик выражал свое удовлетворение ходом лечения и давал им надежду на благоприятный исход терапии, то они неожиданно становились недовольными и начинали регулярно ухудшать свое психическое состояние. Поначалу может показаться, что тем самым пациенты проявляют свое упорство и стремятся доказать свое превосходство над аналитиком. Однако вскоре убеждаешься в том, что такие больные не только не переносят похвалу в свой адрес или положительную оценку, связанную с удовлетворительным ходом лечения, но и негативно реагируют на успех лечения. Каждое частичное разрешение проблемы в ходе аналитической терапии, сопровождающееся у других больных временным исчезновением симптомов и улучшением их психического состояния, у данного типа пациентов ведет к обратному: «их состояние во время аналитического лечения ухудшается вместо того, чтобы улучшаться». Такие больные проявляют, по словам З. Фрейда, «так называемую негативную терапевтическую реакцию».

   Рассматривая негативную терапевтическую реакцию в качестве сопротивления лечению, З. Фрейд исходил из того, что это препятствие является более сильным, чем негативная установка по отношению к врачу или нежелание пациента расстаться с болезнью. В конечном счете он пришел к убеждению, что причину негативной терапевтической реакции следует искать в моральном факторе, «в чувстве вины, которое находит удовлетворение в болезни и не хочет отрешиться от наказания в виде страдания». Другое дело, что пациент чувствует себя не виновным, а больным. Само же чувство вины проявляется лишь в виде «трудно редуцируемого сопротивления собственному исцелению». З. Фрейд отмечал, что описанное сопротивление лечению соответствует крайним случаям. Вместе с тем он полагал, что оно «может в меньшем масштабе быть принято во внимание для очень многих, возможно, для всех более тяжких случаев неврозов». Отсюда тот повышенный интерес основателя психоанализа к выяснению отношений между Я и Сверх-Я, к психоаналитическому пониманию проявления чувства вины, предопределяющего степень невротического заболевания.

   В «Новом цикле лекций по введению в психоанализ» (1933) З. Фрейд еще раз обратил внимание на связь между бессознательным чувством вины и негативной терапевтической реакцией, проявляющейся при аналитическом лечении. Он отмечал, что часто бывает достаточно похвалить поведение пациента, как у него может наступить явное ухудшение его состояния. С позиций тех, кто не разделяет психоаналитическое понимание невротических заболеваний, можно было бы сказать, что в этом случае речь идет об отсутствии у больного «воли к выздоровлению». Однако, как подчеркивал З. Фрейд, «придерживаясь аналитического способа мышления, вы увидите в этом проявление бессознательного чувства вины, которое как раз и устраивает болезнь с ее страданиями и срывами».

   Негативная терапевтическая реакция связана не только с бессознательным чувством вины, но и с мазохизмом, точнее с той патологической формой морального мазохизма, которая препятствует психоаналитическому лечению. Подобный взгляд на возникновение негативной терапевтической реакции в процесе аналитической терапии был высказан З. Фрейдом в работе «Экономическая проблема мазохизма» (1924), где он отметил, что данное явление «составляет одно из сильнейших сопротивлений и величайшую опасность для успеха наших лечебных и воспитательных замыслов». При этом он заметил: «Страдание, приносящее с собой неврозы, есть именно тот фактор, благодаря которому они обретают ценность для мазохистской тенденции».

   В работе «Конструкции в анализе» (1937) З. Фрейд подчеркнул, что негативная терапевтическая реакция может вызываться у пациента такими факторами, как протест против любой помощи аналитика, вина, мазохистская потребность страдать. Если анализ находится под давлением этих мощных факторов и сопровождается негативной терапевтической реакцией, то поведение пациента после осуществления той или иной интерпретации или сообщения ему определенной конструкции часто облегчает понимание происходящего в процессе терапии. Когда конструкция ложна, то у пациента ничего не изменяется, но если она верна, то он реагирует на нее «явным ухудшением своих симптомов и своего самочувствия».

   Мазохистская тенденция, являющаяся основой для возникновения негативной терапевтической реакции и выражающаяся в потребности наказания, тесно связана с тем, что основатель психоанализа назвал влечением к смерти. В работе «Конечный и бесконечный анализ» (1937) З. Фрейд соотнес друг с другом негативную терапевтическую реакцию, бессознательное чувство вины, мазохизм и влечение к смерти. Говоря об источниках сопротивления аналитическому лечению, он указал на силу, всеми средствами противящуюся выздоровлению и стремящуюся сохранить болезнь и страдания. Часть этой силы (сознание вины и потребность в наказании) локализована в отношении Я к Сверх-Я. Другие составляющие этой силы выходят за рамки данного отношения. «Если представить себе целостную картину, которая складывается из явлений имманентного мазохизма, присущего столь многим людям, негативной терапевтической реакции, сознания вины у невротиков, то становится уже невозможно держаться за веру, что душевное событие управляется исключительно стремлением к удовольствию. Эти феномены явно указывают на наличие в душевной жизни силы, которую в соответствии с ее целями мы называем агрессивным или деструктивным влечением и выводим из исходного влечения живой материи к смерти».

   С точки зрения В. Райха (1897–1957), клиническая основа, на которой З. Фрейд постулировал свою теорию инстинкта смерти, – это негативная терапевтическая реакция. Первоначально разделяя подобные взгляды, впоследствии он пересмотрел их, исходя из того, что можно наблюдать три процесса, проливающие свет на тайну негативной терапевтической реакции: зарождающиеся на основе подавленной ненависти негативные тенденции пациента далеко не всегда подлежали анализу; аналитики имели дело по большей части с негативными переносами пациента; чаще всего они рассматривали как позитивный перенос то, что было скрытой ненавистью. Таким образом, полагал В. Райх, «негативная терапевтическая реакция объясняется недостатками техники управления скрытым негативным переносом». При этом он утверждал, что эта реакция отсутствует, если соблюдаются два правила: во-первых, скрытая негативная установка пациента выявляется до того, как предпринимается аналитическая работа, пациент осознает эту установку, обеспечивая выход для освобождаемой энергии, и каждый мазохистский импульс рассматривается не как проявление первичного стремления к саморазрушению, а как агрессия, направленная против объектов внешнего мира; во-вторых, позитивные выражения любви у пациента не анализируются до тех пор, пока они не преобразуются в ненависть, то есть не станут реакциями разочарования или не сконцентрируются на идеях генитального инцеста.

   В современном психоанализе возникновение негативной терапевтической реакции соотносится с оживлением в аналитической ситуации отношений между ребенком и родителями, когда на ранней стадии развития бессознательные желания ребенка колебались между стремлением к слиянию с матерью и усиливающейся дифференциацией от нее. Возрастание зависимости пациента от аналитика порождает бессознательное желание первого отрицать эту зависимость посредством агрессивного отношения ко второму, как это имело место в детстве ребенка в ответ на его зависимость от родителей. За негативной терапевтической реакцией может скрываться как зависть пациента, уходящая своими корнями в детско-родительские отношения, так и мазохистские наклонности, связанные с обесцениванием ребенком самого себя и идеализацией жестких требований, исходящих от родителей. Все это может приводить к тому, что в ответ на адекватные интерпретации аналитика и его ожидание благодарности за успешное лечение у пациента возможна терапевтическая регрессия, воспроизводящая ранние негативные реакции ребенка (зависть, враждебность, обесценивание жизни), проявляемые им в детстве по отношению к родителям.    

Источник: Словарь-справочник по психоанализу

Найдено рефератов по теме НЕГАТИВНАЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ — 0

Найдено книг по теме — 16

Найдено научных статей по теме — 12

Преодоление подростками 11-12 негативных эмоциональных состояний средствами музыкотерапии

Добрянская О.В., Макарченко Т.А.
В статье раскрывается важность музыкотерапии в помощи подросткам 11-12 лет при преодолении ими разнообразных негативных эмоциональных состояний. Один из способов - формирование у ребенка способности произвольно вызывать в сложной ситуации различные музыкальные. Музыка, которая на занятии вызывала у ребенка положительные эмоции, помогает ему справиться с собой в моменты негативных аффектов. В результате у подростков формируется способность к дифференциации и адекватной интерпретации собственных эмоциональных состояний, способность к эмпатии, умение отражать двигательно-экспрессивными средствами свое эмоциональное состояние, интерес к эстетической деятельности.
Скачать PDF

Реакция клеток мезокортиколимбической дофаминергической системы мозга на длительную алкоголизацию у

Лебедев Андрей Андреевич, Дробленков А.В., Шабанов Петр Дмитриевич
Изучали морфофункциональные изменения структур мезокортиколимбической системы мозга крыс при длительной (5 мес) интоксикации этанолом. Алкоголизация уменьшала объем и удельную плотность нейронов черной субстанции и вентральной области покрышки. Характер этих изменений носил форму нисходящей параболической кривой. При этом объем нейронов черной субстанции и вентральной области покрышки уменьшался в 1,3-1,5 раза, а удельная плотность в 1,8-3 раза. Плотность нейроглиоцитов черной субстанции и вентральной области покрышки возрастала в 1,3-1,4 раза. Значительно (в 4,1-2,4 раза) уменьшилась плотность нейронов прилежащего ядра и передней поясной коры, а объем жизнеспособных нейронов несколько увеличился, что можно объяснить увеличением объема их рецепторной поверхности. Через 1 мес после отмены алкоголя определяли сохранение увеличенного объема нейронов черной субстанции и вентральной области покрышки (в 1,3-1,5 раза) на фоне почти 3-кратного уменьшения их плотности, что может свидетельствовать о частичной компенсации их функции увеличением плотности нейроглиоцитов. Плотность нейроглии прилежащего ядра и передней поясной извилины сохранялись при этом на уровне значений хронической алкоголизации. Таким образом, значительное снижение плотности, уменьшение объема нейронов структур мезокортиколимбической системы в сочетании с увеличением в них плотности нейроглиоцитов могут рассматриваться как морфологические признаки длительной алкогольной интоксикации, сохраняющиеся и после ее отмены.
Скачать PDF

Эмоционально-негативное состояние тревоги у больных геморроем в процессе хирургического лечения

Сачук Валентина Станиславовна
В статье представлены результаты исследования эмоционально-негативного состояния тревоги у больных геморроем в ходе хирургического лечения.
Скачать PDF

Исследование связи темперамента человека с частотой спонтанных кожно-гальванических реакций

Унакафов Антон Михайлович, Непышная Татьяна Генадиевна
Настоящая работа посвящена изучению связи между особенностями личности человека (нейротизм, экстраверсия) и частотой его спонтанных кожно-гальванических реакций. Исследование проводилось на 3-х группах (всего 53 человека). В результате была выявлена устойчивая корреляция частоты спонтанных реакций с характеристикой темперамента, вычисляемой как разность нейротизма и экстраверсии по Айзенку.
Скачать PDF

Взаимосвязь показателей «Нейротизма» и «Экстра-версии» с познотоническими реакциями человека в проце

Звоников В.М., Биркин А.А.
Скачать PDF

Специфика протекания стрессовых реакций у людей с различной латеральной организацией мозга

Васильчикова Виктория Викторовна, Думиникэ Юрий Семенович
В статье отражены результаты научного исследования совместного влияния комбинаторных сочетаний функциональных асимметрий и межполушарного взаимодействия на специфику протекания стрессовых реакций человека. Авторы обосновывают выводы о роли межполушарного взаимодействия в регуляции стрессовых состояний, о взаимосвязи психофизиологических и психологических показателей стресса и параметров индивидуальности личности.
Скачать PDF

Личностные детерминанты реакции на стресс

Урываев Владимир Анатольевич, Тарасова Алина Александровна
Изложены результаты исследования субъективного благополучия в группе студентов-медиков (n=104) с использованием комплекса личностных психодиагностических методик: Шкала субъективного благополучия, NEO-PI-R (опросник, отражающий концепцию личности «большая пятерка»), опросник приспособленности Белла, Биографический опросник (BIV), ТОБОЛ (тип реакции личности на болезнь). Выделены ведущие факторы, формирующие позитивное самоощущение. В числе факторов, формирующих позитивную реакцию на стресс можно указать: добросовестность, экстравертированность, социальную зрелость личности, активность, гибкость поведения, адекватную реакцию на болезнь.
Скачать PDF

Проблема негативного влияния виртуальных убийств на психическое самочувствие подростка

Богуш И.В.
Скачать PDF

Возрастные и индивидуальные особенности нейроэндокринных, клеточных и поведенческих реакций на психо

Гончарова Н.Д., Маренин В.Ю.
Цель изучение возрастных и индивидуальных особенностей реакции гипоталамо-гипофизарно-адреналовой системы (ГГАС), эритроцитарной антиоксидантной ферментной системы (ЭАФС) и поведения на психоэмоциональное стрессорное воздействие в эксперименте на лабораторных приматах. Материал и методы. В эксперименте участвовало свыше 100 самок Macaca mulatta двух возрастных групп: 6-8 лет (молодые половозрелые) и 20-27 лет (старые). Острый психоэмоциональный стресс моделировали путем 2-часовой нежесткой иммобилизации с учетом времени суток (либо 9.00, либо 15.00). Взятие образцов крови проводили также в базальных условиях в различное время суток (9.00, 15.00 и 21.00). По характеру поведения животные были распределены в 3 группы: агрессивные (А), с повышенным уровнем тревожности (Д) и с адекватным поведением. Результаты. У молодых животных выявлена зависимость реакции ГГАС на острое стрессорное воздействие от времени суток с более высокой реактивностью в 15.00. У старых животных циркадианная ритмичность в стресс-реактивности сглаживалась с тенденцией к более высоким показателям в 9.00. Сходные циркадианные изменения претерпевала стресс-реактивность глутатионредуктазы (ГР) у молодых и старых животных. Отмечались выраженные возрастные различия в реакции ГГАС и активности ГР на стрессорное воздействие в 15.00 с более высоким нейроэндокринным и клеточным стресс-ответом у молодых животных. У половины старых животных извращалась реакция супероксиддисмутазы на стресс, и увеличивалось содержание продуктов перекисного окисления липидов (ПОЛ). У животных с повышенным уровнем тревожности в молодом возрасте в базальных условиях выявлялись наиболее высокие значения коэффициента кортизол (F)/дегидроэпиандростерона сульфат (DHEAS) (как за счет понижения уровня DHEAS, так и увеличения концентрации F), которые существенно увеличивались в старом возрасте и сопровождались сглаживанием циркадианного ритма секреции F и увеличением активности ГР. Для молодых агрессивных животных были характерны минимальные значения коэффициента F/DHEAS (за счет высокого базального уровня DHEAS); при старении у них наблюдалось самое выраженное снижение концентрации DHEAS, что приводило практически к таким же показателям коэффициента F/DHEAS, что и у животных с Д-типом поведения. Животные с адекватным типом поведения демонстрировали средние значения коэффициента F/DHEAS у молодых животных, которые минимально увеличивались при старении; для этих животных выявлялись также незначительные изменения в циркадианном ритме секреции F. Наиболее выраженные возрастные изменения в стресс-реактивности ГГАС и ЭАФС были характерны для животных с Дтипом поведения. Возрастные нарушения в стресс-реактивности ГГАС и ЭАФС приводят к снижению надежности антиоксидантной ферментной защиты эритроцитов, активации ПОЛ и., по-видимому, снижению надежности транспорта кислорода к тканям. Выявленные корреляции между индивидуальными особенностями функционирования ГГАС и поведения животных позволяют прогнозировать поведение животного в условиях стресса, темпы его старения и развитие стресс-зависимых патологических состояний. Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ: грант 06-04-97616-р_юг_а.
Скачать PDF

Психофизиологические особенности адаптивных реакций у детей на фоне мотивации

Мельникова Ирина Евгеньевна
Проблема адаптации детей дошкольного возраста к воздействию неадекватных факторов среды остается практически неизученной в настоящее время. Основную роль в формировании адаптивных реакций играет мотивация. В представленной работе исследование роли мотивации в формировании адаптивных реакций проводилось в соревновательных условиях. Выделены пелодиморфические особенности адаптивных механизмов детей, начиная с 7-летнего возраста.
Скачать PDF

Специфика негативного влияния субкультуры на развитие личности подростка

Гогуева М. М.
Статья является результатом теоретического изучения влияния различных современных субкультурных течений на развитие личности подростка. Рассмотрен негативный аспект влияния субкультуры на личность подростка.
Скачать PDF

Об одном из подходов к компенсации негативного влияния технизированной образовательной среды на личн

Лызь Н.А., Познина Н.А.
Скачать PDF