ЗАКРЫТИЕ ПОЗИЦИИ ЗАКРЫТЫЙ ВОПРОС

Закрытость

Найдено 2 определения термина Закрытость

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [современное]

Закрытость

1. в психопатологии – тенденция пациента не сообщать кому-либо о событиях своего внутреннего мира; чаще всего это происходит в силу недоверчивости, настороженности, подозрительности или собственной враждебности. Термин часто используется как синоним замкнутости, нелюдимости, отгороженности от людей; 2. в психологии – тенденция личности к стагнации, склонность дистанцироваться от всего нового, противоречащего ее консервативным и дезадаптивным установкам.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большая энциклопедия по психиатрии, 2-е изд.

Закрытость

социально-психологическая характеристика меры обособленности личности или группы, отгороженности, автономии, дистанцированности от социума. Если говорить о социальной психологии личности, то термин «закрытая личность» можно рассматривать скорее как своего рода метафору, так как сколько-нибудь системных и углубленных исследований (если не считать совершенно особую проблему аутизма) в этой области не проводилось. В то же время совершенно очевидно, что личностная закрытость может быть порождена как внутренними личностными причинами (избыточная интровертированность, особенности характера, темперамента и т. д.), так и внешними обстоятельствами (низкий социальный или интрагрупповой статус, устойчивая социальная депривация и т. д.). Что касается закрытости группы, то эта проблематика широко и достаточно глубоко представлена в мировой социальной психологии. В этом смысле термин «закрытость» означает социально-психологическую характеристику меры обособленности общности, проявляющейся в степени ригидности, т. е. проницаемости — непроницаемости групповых границ, в уровне обостренности чувства «мы» и жесткости противостояния сообщества и его социального окружения, в степени безусловности внутригрупповых контактов каждого с каждым. К закрытым группам могут быть отнесены как некоторые большие (например, живущие в оторванности от цивилизованного мира племена), так и малые группы. Психологические особенности жизнедеятельности больших закрытых групп являются предметом изучения, прежде всего, этнопсихологии и политической психологии. Однако основным объектом внимания психологической науки, в первую очередь, являются все же малые закрытые группы. При этом формы социальной депривации закрытых групп различны не только по степени ее жесткости (от мягкого, частичного до практически полного — изоляция), но и по тому, кто именно задает депривационный характер отношений группы с широким социумом — она сама или же общество, целенаправленно создавая для решения определенных задач закрытые от других человеческих сообществ объединения людей. По этому признаку можно выделить по меньшей мере четыре вида закрытых групп. Во-первых, это группы, «закрытость» которых обусловлена вынужденной изоляцией, когда и сообщество в целом, и каждый его член в отдельности оказываются оторваны от социального окружения в силу сложившихся обстоятельств, независимо от их желания или воли сообщества (например, попавшая на необитаемый остров команда потерпевшего кораблекрушение судна или заблудившаяся в тайге или пустыне экспедиция и т. п.). Во-вторых, это группы, «закрытость» которых обусловлена принудительной изоляцией, когда вне зависимости от желания людей, а нередко и вопреки их воле, общество сознательно отторгает их от себя (примерами таких сообществ могут служить: а) группы людей, подвергнутых своеобразному временному остракизму — осужденные в условиях различных исправительных и воспитательно-трудовых учреждений, подследственные, находящиеся в стенах следственных изоляторов, больные, подвергнутые принудительному лечению от наркомании, токсикомании алкоголизма, кожно-венерологических заболеваний; б) группы, членство в которых (во всяком случае официально) не предполагает какого бы то ни было ущемления в правах и не подразумевает низкий социальный статус человека — солдаты срочной службы в условиях всеобщей обязательной воинской повинности, воспитанники домов ребенка, детских домов и школ интернатов для реальных и «социальных» сирот). В-третьих, это группы, «закрытость» которых обусловлена добровольной изоляцией, когда люди по собственному желанию сами объединяются в рамках закрытых сообществ, не будучи напрямую стимулированы к подобному «социальному затворничеству» требованиями сообщества (примером такого добровольного ухода от социума могут служить монахи, отшельники, сектанты, отселяющиеся в глухие, труднодоступные места, и т. п., т. е. те, кто именно отчуждение от общества, разрыв связей с ним воспринимает как обязательное условие сохранения своей личностности). В-четвертых, это закрытые группы на основе общих интересов (примером которых могут служить геологи, моряки, космонавты и т. п., а также воспитанники профессионально специализированных интернатов в определенном смысле элитарного характера — для особо одаренных детей и подростков в той или иной сфере знания, спортивные школы-интернаты, нахимовские и суворовские училища и т. п.). Несмотря на специфичность любой закрытой группы, своеобразие ее целей и задач, половозрастных особенностей ее членов (что несомненно накладывает существенный отпечаток как на протекание процесса группообразования, так и на характер взаимодействия конкретной общности и социума), уже сам по себе факт «закрытости» группы содержательно обедняет вариативность социальных ситуаций развития ее членов, заметно примитивизирует и огрубляет систему референтных для них межличностных связей. Как показывают специальные исследования, внутригрупповая структура практически всех закрытых групп носит достаточно выраженный моноструктурированный характер, выражающийся в неизменности статусного расклада во всех сферах жизнедеятельности таких сообществ, т. е. структура власти и авторитета в этих группах отражает закрепление низкого статуса всегда за одними и теми же членами, а высокого — всегда за другими. Отличительной чертой закрытых групп является относительная (зависящая, прежде всего, от степени внешней, институциональной и внутренней, собственно психологической «закрытости») ригидность групповых границ, влияющая на интенсификацию процесса внутригруппового структурирования и задающая тип внутригрупповой структуры. Жесткая внутригрупповая дифференциация закономерно задается самими условиями существования закрытых сообществ, во-первых, стоящих перед необходимостью решать большинство возникающих проблем только своими силами, а во-вторых, лишенных возможности «сбросить» во вне накапливаемый негативный эмоциональный заряд.

Фундаментальный вклад в понимание природы феномена закрытости и, что особенно важно, взаимосвязи личностной и групповой закрытости внес Э. Эриксон. Он выделил два основополагающих принципа обеспечения целостности сложных многофакторных систем — цельность и тотальность, которые в рамках психосоциального подхода рассматриваются в качестве универсальных, действующих как на уровне индивидуальности, так и социальных организаций.

С точки зрения Э. Эриксона, «“цельность” подразумевает совокупность частей, в том числе весьма разнообразных, вступающих в плодотворное объединение и связь. Это понятие наиболее ясно выражается в таких словах, как “искренность”, “здравомыслие”, “благодетельность” и т. п. Таким образом, в образе цельности подчеркивается здоровое, органичное, постепенное взаимодействие различных функций и частей в рамках целого, границы которого открыты и подвижны. И напротив, в образе тотальности на первый план выходит представление об абсолютной замкнутости: все, что находится внутри произвольно очерченных границ, не может выйти за их рамки, а то, что находится вовне, не допускается внутрь. Тотальность характеризуется и абсолютной замкнутостью, и совершенной всеобъемлемостью — независимо от того, является ли категория, попавшая в разряд абсолютных, логической, и от того, действительно ли ее составляющие имеют какое-то сходство»1.

Вполне очевидно, что тотальность напрямую связана с ограничением любого пространства как в смысле его «сжатия», так и в смысле повышения уровня закрытости системы путем снижения проницаемости границ. Не случайно все тоталитарные режимы стремятся воздвигнуть в той или иной форме пресловутый «железный занавес», отгораживающий их от внешнего мира. Вообще проблема закрытости во многом сводится к проблеме границ.

Границы закрытой системы неподвижные и непроницаемые, жестко делящие мир на «мы» и «они», призваны в максимальной степени оградить систему от внешних влияний и сохранить в неизменном статичном состоянии, «заморозить» ее. Тем самым не только существенно снижаются возможности развития системы, но и практически неизбежно провоцируется ее противопоставление остальному миру, часто приводящее к конфликтам. Границы же открытой системы характеризуются гибкостью, проницаемостью и подвижностью, что делает возможным постоянный взаимообмен с внешним миром и интеграцию в систему новых компонентов при сохранении ее целостности. Понятно, что таким образом не только стимулируется процесс развития системы, но поддерживается тенденция к партнерству и кооперации во взаимоотношениях с внешними субъектами. Не случайно, сравнивая эти два типа систем, В. Сатир подчеркивала, что «основные различия между ними определяются характером реакции на внутренние и внешние изменения. В закрытой системе ее части неподвижно соединены между собой или вообще не соединены. В любом случае обмен информацией между элементами не происходит, независимо от того, откуда поступает информация — извне или изнутри. Открытая система — та, в которой части взаимосвязаны, подвижны, восприимчивы друг к другу и позволяют информации проходить внутри ее или выйти за ее пределы1.»

Напомним, что все сказанное в полной мере относится как к социальным организациям, так и к отдельно взятой личности. Если применительно к группе компонентами системы обычно выступают включенные в нее индивиды, то на индивидуальном уровне таковыми являются компоненты эго-идентичности, интроекты, усвоенные социальные роли и т. п.

По мнению В. Сатир, как групповая, так и личностная закрытость всегда связана с определенным набором социальных установок. В частности:

«- люди по природе своей злые и поэтому должны постоянно находиться под контролем, чтоб стать хорошими;

- отношения должны регулироваться силой или страхом наказания;

- есть только одна неопровержимая истина: человек, обладающий властью, знает, как правильно жить;

- всегда есть кто-нибудь, кто знает, что тебе необходимо»2.

Легко заметить, что подобные убеждения свойственны типичной авторитарной личности, для которой характерна высокая степень закрытости. В этой связи надо заметить, что авторитарность является проявлением внутриличностной организации по принципу тотальности в социальной жизни индивида.

Применительно к группам, представляющим собой закрытые системы, В. Сатир выделяла следующих характерные особенности: «чувство самооценки второстепенно по отношению к власти и исполнительности; поступки зависят от прихотей начальника; любые изменения должны вызывать сопротивление». С другой стороны, «в открытых системах: чувство собственной оценки первично, сила и исполнительность второстепенны; поступки отражают принципы человека, изменения приветствуются, считаются естественными и желательными. ... Большинство наших социальных систем закрытые или почти закрытые. Разрешены лишь небольшие изменения, которые ... и являются причиной того, что кое-как нам все же удается существовать»1.

При том, что последнее утверждение представляется чересчур категоричным — в современном мире отчетливо прослеживается тенденция к повышению открытости систем (во всяком случае в рамках европейской цивилизации) — оно, к сожалению, остается во многом актуальным в российских условиях. Согласно исследованиям К. Левина и его последователей, уровень социально-психологической закрытости выраженно коррелирует с сопротивлением изменениям. Данная закономерность во многом обусловливает бесконечную «пробуксовку» давно назревших реформ таких институтов российского общества, как армия, правоохранительные органы, образовательная система и ряд других. При этом отчетливо видно, что чем выше уровень закрытости, обусловленной как объективными (специфика деятельности), так и субъективными (традиция, корпоративные интересы и т. п.) факторами того или иного института, тем сильнее сопротивление изменениям. Так, наиболее проблемной в данном отношении была и остается армия — традиционно, еще с советских времен, максимально изолированная от общества. Это, заметим, не мешает высокопоставленным военным перекладывать ответственность за наиболее вопиющие негативные явления в армейской среде на общество в целом (к примеру, министр обороны С. Иванов, выступая в Государственной Думе в связи с получившим широкий общественный резонанс делом об издевательствах над солдатом Сычевым, рекомендовал искать причины «дедовщины» в детских садах) и выдвигать обвинения против средств массовой информации и представителей общественности в «очернительстве» армии и чуть ли не в «подрывной деятельности». Подобный отказ от ответственности в сочетании с агрессивным неприятием не только критической, но и вообще любой внешней оценки характерен как для закрытых социальных образований, так и для закрытых личностей.

Особое прикладное значение проблема закрытости в последние годы приобрела в контексте организационной психологии и организационного развития. Закрытая система, особенно в бизнес-среде, далеко не всегда представляет собой мрачную секту с жесткой авторитарной иерархией. Зачастую, на первый взгляд, некоторые закрытые организации могут служить иллюстрацией идеальных представлений о «сильной корпоративной культуре», «самообучающейся организации» и т. п.

Обобщенный портрет такого рода организаций на основе исследования, охватившего 51 крупнейшую американскую компанию, составил в конце прошлого века С. Финкельштейн. Такая компания, по его словам, «...являет собой само совершенство; она шагает впереди всех и предполагает, что остальные участники рынка следуют по прокладываемому ею пути.

Эта компания четко осознает, что делает и к чему стремится. Ее сотрудники глубоко преданы тем испытанным и надежным продуктам, которые являют основу принадлежащей компании торговой марки. Они не нуждаются в том, чтобы потребители разъясняли им свои предпочтения.

Торговые представители этой компании не привыкли отступать. На любом из ее уровней вы встретите сотрудников, которые готовы сделать все, чтобы выполнить поставленную перед ними задачу, и менеджеров, которые готовы устранить любые препятствия на пути к намеченной цели...

Самой замечательной чертой этой компании является необычайный командный дух, который демонстрируют ее сотрудники. Все, от генерального директора до подсобного рабочего в небывалой степени отождествляют себя со своей организацией. Здесь нет отдельного лифта для руководителей высшего ранга. В компании практически отсутствует текучесть кадров, многие проработали здесь всю свою жизнь. ... Каждый из сотрудников неустанно пропагандирует цели компании, при этом никто не делает необдуманных заявлений. Если та или иная часть организации становится объектом нападения, все остальные подразделения дружно поднимаются на ее защиту». В то же время С. Финкельштейн пишет, что как ни парадоксально, «все это свидетельствует о том, что в организации сложилась замкнутая культура, принципиально отсекающая любую информацию, которая может войти в противоречие с принятой здесь картиной мира»1. Иными словами, организация представляет собой типичную закрытую систему. Между тем, как показало исследование С. Финкельштейна, ошибочная стратегия многих компаний, приведшая к бизнес-катастрофам, «...объясняется тем, что они существовали в рамках своего тесного замкнутого мира. Их топ-менеджеры, старшие инженеры, другие ответственные работники исходили из собственного опыта и основанных на нем представлений о действительности, которые во многом не совпадали с тем, что происходило в большом настоящем мире»2.

Таким образом, закрытость представляет собой серьезную проблему как с точки зрения собственно социально-психологического содержания и последствий, так и с точки зрения ее выявления в социальной среде.

Практическому социальному психологу, сталкивающемуся в рамках своей профессиональной деятельности с явлениями как личностной, так и групповой закрытости, необходимо особенно тщательно подбирать как диагностико-экспериментальный методический материал, так и способы и техники психологической коррекции, поддержки и сопровождения, отдавая себе отчет в качественной специфичности той психологической реальности, с которой ему предстоит работать.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Азбука социального психолога-практика

Найдено схем по теме Закрытость — 0

Найдено научныех статей по теме Закрытость — 0

Найдено книг по теме Закрытость — 0

Найдено презентаций по теме Закрытость — 0

Найдено рефератов по теме Закрытость — 0

Вы можете заказать написание реферата: