ОБЛУЧЕНИЕ Обман в межличностной коммуникации

Обман

Найдено 5 определений термина Обман

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] [зарубежный] Время: [современное]

Обман

(deception) — преднамеренное введение в заблуждение относительно исследования.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Психология развития, методы исследования

ОБМАН

способ введения в заблуждение, предъявление недостоверной, ложной информации. Один из приемов получения преимущества в противоборстве.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь конфликтолога

Обман

восточнославянск. «мана» - обман чувств; производится от исчезнувшего «мати» - колебать, качать; англ. decеption) – 1. сознательное введение другого человека в заблуждение различными методами: умолчанием правды, полуправдой; правдой, помещенной в искажающий ее значение контекст, использованием слов с неадекватными ситуациями коннотациями, внушением вместо логической аргументации, отвлечением внимания от истинного положения дел сообщениями о второстепенных вещах, и, наконец, откровенной и иногда изощренной, виртуозной ложью, то есть сообщением заведомо неверных сведений, представленных в прекрасно поставленной речи. Обман – чрезвычайно распространенное явление, настолько, что лица, никого не обманывающие, нередко воспринимаются как излишне прямолинейные, вызывающие дискомфорт в общении или даже не вполне нормальные люди. Часто обманывают не только других, даже самых близких людей, не испытывая при этом угрызений совести, но и самого себя, закрывая глаза на правду, когда она чем-то не нравится. Опросы в США показывают, что свыше 90% рядовых американцев признаются в регулярной лжи. Распознавание обмана нередко сопряжено с намалыми сложностями, это касается и трудностей его обнаружения с помощью детекторов лжи (ДЛ). Д.Ликкен (2005) сообщает, что в трех исследованиях графики ДЛ невиновных были квалифицированы как «не заслуживающие доверия» в 35%, 39% и 49% случаев соответственно, что указывает на существование предубежденности специалистов по работе с полиграфом по отношению к правдивым людям. Чаще сообщается, впрочем, о большей эффективности детекции лжи на полиграфе; 2. процедура, в которой ее участников вводят в заблуждение относительно истинной цели исследований или событий, происходящих во время эксперимента; 3. в психопатологии – введение в заблуждение других людей или самого себя под влиянием психического расстройства или нарушения личности. Синоним: Псевдология; 4. в судебной психиатрии – различные виды симуляции психического расстройства.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большая энциклопедия по психиатрии, 2-е изд.

Обман

сознательное сообщение др. лицу или группе лиц неполной или искаженной информации, предполагающее применение противоречащих нормам закона или морали действий и приемов с целью создания ошибочных представлений о ком-либо или о чем-либо и получения материальной или психол. выгоды. Понятие Обм. родственно понятию лжи. В психол. литературе существуют разл. т. зр. на их соотношение. Напр., П. Экман и ряд др. авторов считают эти термины синонимичными. В. В. Знаков разделяет понятия «неправды», «лжи» и «Обм.». По его мнению, Обм. основан на неполноте передаваемой информации и проявляется как полуправда: сообщение нек-рых подлинных фактов (с помощью высказывания или действия) при одновременном умышленном утаивании других, важных для понимания целого, что в результате подталкивает слушателя к ошибочным умозаключениям. Обм. также может реализоваться как правда, передаваемая так, чтобы в нее нельзя было поверить. Обм. можно рассматривать как форму замаскированного манипулирования. В отличие от Обм., ложь - сознательное искажение субъектом известной ему истины, а неправда высказывание, основанное на заблуждении, неполноте знаний, шутливом намерении или иронии. В. В. Знаков выявил опр. различия в способах понимании лжи, неправды и Обм. мужчинами и женщинами. У мужчин такие представления имеют в большей степени результативный характер, а у женщин - процессуальный. Ю. Щербатых определяет Обм. как создание ложной модели действительности путем намеренной манипуляции, как самой информацией, так и сознанием реципиента. Он указывает на существование неск. возможных способов искажения информации при Обм.: 1) умолчание (утаивание); 2) селекция (избирательный пропуск только выгодной информации); 3) передергивание (сознательное подчеркивание только выгодных сторон); 4) искажение (преуменьшение, преувеличение, изменение пропорций); 5) переворачивание (замена на противоположность); 6) конструирование (выдумывание ложных данных, не соответствующих действительности). Основываясь на классификации видов лжи, предложенной И. П. Шкуратовой, к Обм. можно отнести ложьмошенничество или ложь-надувательство, отличающуюся аморальностью и направленную на получение финансовой выгоды. Используя ложь-мошенничество, субъект (целая группа людей, организация) пытаются завладеть чужим имуществом, нанося при этом др. лицу (или группе лиц) серьезный материальный и моральный ущерб. Масштабы такого Обм., к-рый зачастую квалифицируется как уголовно наказуемое деяние и преследуется законом, могут быть совершенно разными: от игры в карты, наперстки до создания финансовых пирамид. Обм. может проявляться в разных сферах жизни человека: семейной, религиозной, политической, сфере бизнеса и др. В. П. Шейнов понимает под Обм. сознательное и недобросовестное сообщение слушателю заведомо ложной информации с неблаговидной целью. Он считает обман частным случаем мошенничества, под к-рым понимает манипулирование жертвой противозаконными способами. К видам Обм. он относит азартные игры, гадание, финансовые аферы, Обм. в туристических агентствах, мошенничество в банковской сфере. К этому списку возможных областей Обм. Ю. Щербатых добавляет супружеский Обм., Обм. в политике, рекламе, медицине, автомобильный Обм., Обм. в сделках с недвижимостью, Обм. в науке, педагогике, спорте, СМИ, искусстве и литературе, Обм. в мире игр и т. п. Р. Р. Гарифуллин считает Обм. главной составляющей манипуляции. Факторами, располагающими представителей опр. профессий к Обм., выступают наличие большого количества контактов, зависимость профессионального роста от др. людей, возможность невыполнения своих обещаний и юрид. безнаказанность обманных действий. Согласно рос. социол. данным, чаще всего применяют Обм. в своей деятельности политики, пиарщики, актеры, юристы, представители рекламы, экономисты, медики, менеджеры по продажам. По данным зап. исследователей, самыми лживыми можно назвать политиков, журналистов и агентов по недвижимости. М. Льюис и К. Саарни выделяют 3 типа Обм.: 1) обычный Обм., совершаемый осознанно; 2) неосознанный Обм., требующий нек-рой доли самообмана (делится, в свою очередь, на Обм. других по поводу себя, Обм. других по поводу их самих и Обм. других по поводу третьих лиц); 3) самообман как порождение иллюзий. К самообману человек прибегает для того, чтобы избежать унижения, стыда, сохранить самооценку. Е. Н. Богатырева считает, что самообман проявляется как принятие желаемого за действительное или действительного за желаемое; при этом его возникновению у субъекта способствует недостаток самоуважения, беспокойство, отсутствие уверенности в себе. При самообмане, согласно В. В. Знакову, человек зачастую знает, что убеждение является ложным, но при этом убеждает себя в его истинности. Ю. Щербатых, наряду с самообманом, выделяет групповой Обм. (один человек обманывает многих), массовый Обм. (одна группа людей обманывает другую), взаимный Обм. (основанный на сильных взаимных чувствах, затрудняющих объективную оценку информации). Философ Д. И. Дубровский разделяет Обм. на злонамеренный и добродетельный. Среди участников процесса Обм. он называет производителя (обманывающего), объект (обманываемого) и жертву (обманутого). Обманываемый может не стать жертвой, если своевременно разоблачит действия обманывающего. А. А. Игнатенко предлагает свою классификацию видов Обм.: Обм. в чистом виде (дезинформация), амфиболия (двусмысленность утверждения), подмена (людей или объектов), лжесвидетельство, ложные письма, оговор, нарушение клятвы, притворство, провокация, фальшивые предсказания, создание заведомо ложных обстоятельств. П. И. Юнацкевич и В. А. Кулганов среди мотивов Обм. (лжи) выделяют следующие: защиту ценностей от нежелательных или деструктивных изменений, приумножение материальных благ, подчинение и манипулирование ради достижения собственной цели. Ряд авторов связывает склонность к Обм. с личностными особенностями его участников. П. Экман считает, что Обм. может сопровождаться чаще всего 3 эмоциями: страхом разоблачения, чувством вины и восторгом надувательства. Самонадеянных людей, испытывающих в процессе Обм. «восторг надувательства» и не боящихся при этом разоблачения, он называет прирожденными лжецами. Е. Н. Богатырева характеризует людей, к-рых легко обмануть, как склонных к зависти, беспомощных, агрессивных, грубых, ревнивых, пессимистичных, с трудом контролирующих свои эмоции, обвиняющих и обманывающих других. Лит.: Богатырева Е. Н. Психология обмана. СПб., 1998; Знаков В. В. Неправда, ложь и обман как проблемы психологии понимания // Вопр. психол., 1993. № 2; Исследуем ложь // Под ред. М. Льюиса, К. Саарни. М., 2004; Шейнов В. П. Психология обмана и мошенничества. М., Минск, 2003; Щербатых Ю. Искусство обмана. Популярная энциклопедия. М., 2002. Е. В. Зинченко

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Психология общения. Энциклопедический словарь

Обман

deception) О. наз. введение в заблуждение др. чел. Необнаруженный, О. зачастую приводит к успеху и вознаграждению, причем мишени поддаются влиянию О., даже когда они знают, что данное сообщение м. б. фальсификацией. Фальшивая похвала и притворное почитание, тж как и утаивание неприязни и отвращения, позволяют ловко взаимодействовать с др., выполняя роль своеобразной соц. смазки. Большинство людей, допускающих подобные искажения, не считают их О. О. может происходить там, где возникает ситуация психол. оценки. Двумя временными фокусами искажения истинного положения вещей яв-ся время самой оценки и относящегося к ней нек-рого прошлого события. Это означает, что О. в отношении настоящего (т. е. во время вынесения оценки) может полностью отличаться от О., к-рый имел место в отношении прошлого (напр., клиническое, уголовное или гражданское дело). Пациенты иногда обманывают врачей, чтобы попасть на лечение в клинику, и отрицают психопатологию, чтобы прекратить лечение. Простыми стилями реагирования, иногда используемыми обманщиком, яв-ся отрицание или выдумывание всего, что только позволяет ситуация. В большинстве случаев, однако, используются смешанные стили реагирования, в ходе к-рых люди прибегают к различным способам лжи в отношении различных вещей. Людям иногда свойственно менять свои стили в рамках одной оценочной сессии от полного отрицания проблем до честного реагирования, по мере увеличения степени усталости. Это делает оценку О. более трудной, хотя и не невозможной задачей для требовательного оценщика. Первые теории и ранние исследования О. традиционно рассматривался как всепроникающее и адаптивное по своему характеру явление. В нек-рых ранних концептуальных моделях О. рассматривался как некий универсальный инстинкт, возникший в условиях естественного отбора. Принципы О., к-рые Хаймен выделяет на основе анализа ранних работ по этой проблеме, заключаются в следующем: 1. Все наши образы восприятия выводятся из сенсорных входных сигналов и потому подвержены искажениям. Люди руководствуются воспринимаемыми указаниями в отношении того, что представляет собой реальность, обычно осн. на наиболее вероятном событии, и именно на этих указаниях играют обманщики. 2. Знание О. не всегда равносильно действию, имеющему цель ускользнуть от обманщика, не дать себя обмануть или разоблачить ложь. Ранняя литература изобилует примерами, в к-рых О. рассматривается как положительное (напр., ложь во спасение) или даже пользующееся спросом (напр., выступление фокусников) явление. 3. Понятие спровоцированного вывода имеет прямое отношение к О. Обманщик должен скорее направлять мишени в сторону желаемого исхода, нежели говорить то, во что им следует верить, или то, каким будет рез-т. Роджерс, формулировки к-рого созвучны теории О. как адаптации, писал следующее: "Отбор критериев для классиф. симуляции осуществляется и в значительной степени предопределяется нашими объяснительными теориями. Совр. теории постулируют, что мотивация к симуляции яв-ся или продуктом психопатологии личности, или ее криминального прошлого. Я предложил третью модель, согласно к-рой симуляция яв-ся типично адаптивной реакцией на неблагоприятные обстоятельства. к-рая м.б. наилучшим образом понята в контексте теории (принятия) решений (с. 116)." Дети и обман В процессе отногенеза ложь начинает возникать уже в самом раннем возрасте, независимо от социально-экономического статуса и образовательного уровня семьи, и продолжает проявляться ничуть не в меньшей степени в период отрочества-юности и ранней взрослости. Подвергающиеся О. дети демонстируют различные реакции, в зависимости от возрастных и ситуационных факторов. Как и в случае взрослых, у детей связь между подверженностью О. и способностью обманывать др. практически отсутствует. Ястроу исследовал эффекты фокусов и др. форм О. на детях. Маленькие дети рассматривались им как неподверженные действию О., так как они не имеют сформированного представления о причинно-следственных отношениях. Ястроу ошибочно полагал, что значительному снижению шансов на О. могло бы способствовать распространение образования. Более совр. данные говорят о том, что младшие дети не оценивают ложь с моральных позиций, что связано с их неспособностью устанавливать различие между внутренним (психич.) и внешним (ситуационным). Поскольку ложь яв-ся одной из первых развивающихся форм вербального интерактивного поведения, умение детей обманывать, по-видимому, варьирует в зависимости от возможностей ребенка посылать сообщения и получаемой обратной связи. Исслед., исходящие из тезиса о том, что маленькие дети научаются обманывать от ухаживающих за ними взрослых, показывают, что О. и избежание наказания находятся в обратно пропорциональной зависимости. Четырехлетние дети лгут, чтобы избежать наказания (44% от всей выборки) или по др. эгоцентрическим причинам, напр., шутки ради (10%) или в целях собственной выгоды (14%). Подростки рассматривают ложь как важную соц. проблему - столь же серьезно, как это делают взрослые, несмотря на почти универсальную нечестность, присутствующую в отношениях среди старших подростков и молодых взрослых. В целом, по мере того как дети становятся старше, они все больше оправдывают ложь альтруистическими соображениями, не отличаясь в этом от взрослых. О. приобретает угрожающие размеры среди лиц с высшим образованием и среди тех, кто готовится стать нашими лидерами. От 33% до 66% уч-ся средних школ и колледжей прибегают к О., и большинство преподавателей колледжей - постоянные его свидетели. Установлено, что свыше 85% студентов колледжей обманывают своих товарищей, и почти все допускают ложь в отношениях с остальными, оправдывая это тем, что они хотели оградить обманутую сторону от большего зла. Практически все исслед. в условиях школы предусматривают использование уводящих в сторону, скрывающих истину или откровенно ложных инструкций, мотивированное тем, что осведомленность о целях процедур будет приводить к систематическому искажению рез-тов. Военный обман Теория О. получает поддержку со стороны военных исслед., охватывающих широкий спектр способов и методов ведения военных действий. Огромные суммы денег затрачиваются федеральным правительством на систематическое изучение методов О. в ходе военных операций, мн. из этих методов классифицированы. Корни совр. военного мышления можно найти в Ветхом Завете, в работе Карла фон Клаузевица "О войне" (On war), произведениях китайских философов, таких как "Иск-во войны" (Art of war) Сун Чжу, работах по психофиз. и психометр., эстрадной магии и др. источниках. О. оценивается военными положительно. Как правило, обнаруживается обратно пропорциональная связь между степенью примененного О. и реальной военной силой. О. - дешевое средство с т. зр. труда и капитала. Самое главное, О., по-видимому, срабатывает в большинстве случаев, разумеется, при условии его надлежащей подготовки, что объясняет его высокую выгоду и непрекращающееся использование. Насильственное преступление и обман По оценкам Национального ин-та юстиции (National Institute of Justice, NIJ), примерно 83% населения США окажутся жертвами попыток или совершенных актов насилия в ходе своей жизни. Почти любое насилие включает О. В ночных кражах со взломом общей практикой яв-ся маскировка и смешение с окружением. Грабеж часто включает изрядную долю хорошего притворства с демонстрацией при приближении совершенно безобидных действий, за к-рыми следует плохое притворство, когда грабитель прикладывает пистолет к затылку жертвы. Похищение людей с целью выкупа тж предполагает сочетание хорошего и плохого притворства, когда местонахождение жертвы тщательно скрывается, сочетаясь с угрозами в случае неуступчивости нанести этой жертве ущерб. Жертвы и их значимые др. едва ли могут себе позволить проверить, не блефуют ли преступники. Действия, предваряющие изнасилование, включают выслеживание, использование красноречия, призванного успокоить жертву, при этом сами изнасилования обычно происходят по ночам. Изнасилование при свидании, когда насильник хорошо знает свою жертву, предполагает значительную долю хорошего притворства. Методы оценки связанного с насилием О. представлены в работах Холла и Холла и Притчарда. В целом, прошлое насильственное преступление оказывается лучшим предиктором дальнейшего насилия. Задача оценки превращается в задачу продвижения сквозь О. к раскрытию базального насилия. "Беловоротничковое" преступление "Беловоротничковые" преступления включают подлоги, подделку подписей, мошенничество, растраты, взяточничество, кражи услуг и коммерческих секретов или продуктов, тайный вынос, уклонение от уплаты налогов, а в настоящее время еще и компьютерное мошенничество. Везде, где должность обманщика облекает его доверием, властью или влиянием, возникает потенциальная возможность их использования в корыстных целях. Существует целый ряд работ, посвященных описанию способов О. этого типа: "Американский мошенник" (The American confidence man) Дэвида Мауэра, "Дельцы и мошенники" (Hustlers and con men) Джея Роберта Нэша, "Мошенничество и продажа" (Swindling and selling) А. А. Леффа и "Мошеннические азартные игры" (Gambling scams) Дарвина Ортиса. Размеры проблемы воровства на рабочем месте отражены в исслед. тарифной оплаты: от 26% до 42% работников допускают воровство, в зависимости от условий работы (по данным закрытого обзора 1990 г., к-рый составили Джоунз и Террис). Недавно внимание обратилось к бланковым тестам оценки О., поскольку принятие Закона о защите прав наемных работников при использовании полиграфа (Employee Polygraph Protection Act) в 1988 г. строго ограничило применение детектора лжи в частных и большинстве гос. учреждений (за исключением федеральных правоприменяющих органов и в сфере безопасности частных лиц). Традиционные средства выявления О. со стороны кандидатов на рабочие места - проверка кредитоспособности и рекомендаций с прежних мест работы, собеседование и расследование криминального прошлого - обычно считаются в лучшем случае малоэффективными. Курке следующим образом комментирует тесты, предназначенные для прогнозирования склонности работника к воровству: "Несмотря на то что бланковые тесты на искренность и честность могут подвергаться критике за принятие высокого процента решений по типу "ложная тревога" ради обеспечения высокого процента распознавания действительных обманщиков, существуют свидетельства, что риск принятия ошибочного решения при отборе на основе бланкового теста на честность оказывается значительно меньшим по сравнению с принятием такого решения на основе случайного выбора, традиционного собеседования или стандартизованных анкет поступающего на работу." Вообще, наемные работники крадут часто, причиняя огромный финансовый ущерб, и при этом почти никогда не попадаются. Тесты на честность действительно позволяют выявлять тех, кто более склонен к совершению воровства, когда подавляющее большинство кандидатов не возражает против проведения такого тестирования. Рез-ты тестирования можно рассматривать в целях соблюдения надлежащих мер предосторожности, в контексте общей оценки профпригодности. На практике тесты на честность оказываются эффективными гл. обр. из-за незнания людьми законов поведения и их невнимания к долгосрочным аверсивным последствиями. Кей заявляет: "Одно из великих чудес психологии состоит в том, что большинство людей будут совершать в бланковых тестах признания, к-рые они, пожалуй, никогда не сделали бы в ситуации личного интервью". Автор этой статьи добавил бы, что оцениваемые кандидаты здесь, по-видимому, следуют той же самой логике, что и при аудиозаписи. По прошествии неск. мгновений интервьюируемые ведут себя так, как если бы не было никакого записывающего устройства, разоблачая себя путем демонстрации различного рода несогласованностей и признаний. Оценка обмана Выделяют следующие цели анализа О. в рамках психол. оценки: 1. Тщательная проверка надежности и валидности информ. в базе данных. 2. Обнаружение возможного наличия искаженных фактов. 3. Определение стиля(ей) реагирования со стороны оцениваемого лица. 4. Определение величины искажения. 5. Помещение связанных с обманом симптомов, действий или психич. состояний в ясную перспективу. 6. Генерирование гипотез для последующей оценки или исслед. 7. Изложение логики решения и выводов лицу, направившему на обследование данного оцениваемого. 8. Итоговая стандартизация процедуры анализа О. Приложения в клинической области включают отбор при направлении на лечение, определение готовности пациента к выписке, оценку мотивации к лечению, анализ переноса и контрпереноса и оценку честности в сопутствующих вопросах. Проверка честности находит широкое применение в судебной сфере. В сфере уголовных дел ее используют при опознании преступников, оценке правомочности судебного преследования, определении уголовной ответственности, оценке прогнозируемой опасности и общественном мониторинге некарательного воздействия на преступников. Ее приложения в гражданской сфере включают экспертизу компетентности, оценку надежности свидетеля, оценку прав опеки над детьми и исков о разводе, расследование исков о возмещении личного ущерба и случаев смерти в рез-те противоправных действий, а тж служебное расследование и проверку бесчестного поведения наемных работников. Неправильные представления специалистов об обмане На протяжении всей истории судебно-психиатрических дисциплин в этой области существовали следующие заблуждения в отношении О.: 1. Большую часть произнесенных слов и поведения можно воспринимать буквально. В действительности большинство людей осознанно или неосознанно искажают действительность. Национальные опросы обнаруживают, что свыше 90% рядовых американцев признаются в регулярной лжи. Мн. профессиональные судебные работники убеждены в том, что их оценки свободны от искажений и предубеждений. Частота О. в клинических учреждениях и ситуациях неизвестна, однако предполагается, что она достаточно высока. В судебных учреждениях случаи симуляции были подтверждены или подозревались более чем у 20% подсудимых и еще 5% подсудимых демонстрировали существенное, хотя и ненамеренное искажение фактов. Процент случаев О. у сторон в гражданских процессах, возможно, еще выше. 2. Эксперта невозможно провести. (Др. людей можно.) В общем, профессионалы в области психич. здоровья не слишком преуспевают в обнаружении О. Хуже того, здесь существует обратная зависимость: чем выше уверенность, тем ниже точность в распознавании симуляции. 3. О., когда он происходит, свидетельствует прежде всего о психич. отклонениях обманщика. Отчаявшиеся люди зачастую прибегают к отчаянным средствам, чтобы выжить или приспособиться к новой ситуации. Чел., симулирующий душевное расстройство, не обязательно оказывается болен психически, а может просто стремиться избежать тюрьмы - места, разрушающего душу при самом лучшем стечении обстоятельств. 4. "Руководство по диагностике и статистической классиф. психич. расстройств (DSM-III-R и DSM-IV) предусматривает и позволяет провести анализ О. DSM-III-R утверждает, что подозрение на симуляцию может возникать в тех случаях, когда: а) оценка проводится в судебном контексте; б) существуют расхождения между выражаемой на словах неспособностью и "объективными" данными; в) налицо нежелание сотрудничать; г) пациент страдает расстройством антисоциальной личности. Предлагаемые DSM-III-R критерии для обнаружения симуляции слишком ограничены и не могут учесть существования субклинических проблем, всех доступных в настоящее время методов проверки, а тж др. групп населения, склонных к притворству. В этом руководстве звучит очевидный отказ от использования средств психодиагностики в юридич. контексте. Мы предостерегаем читателя от использования рекомендаций DSM-III-R для обнаружения О. 5. Нек-рые состояния, такие как амнезия, галлюцинации и посттравматические реакции, легко поддаются симуляции, к-рую почти невозможно распознать. В исслед. Холла случаи симуляции амнезии выявлялись с достаточно высокой степенью точности в пределах 80-85%. Др. состояния тж могут проверяться на предмет симуляции (напр., Холл и Притчард, in print). Симуляцию галлюцинаций трудно доказать, однако здесь в помощь эксперту м. б. предложены базовые оценки в качестве критериев для сравнения и принятия решений. Посттравматическое стрессовое расстройство может оцениваться психометрическими методами или методами оценки физиолог. возбуждения со встроенными средствами проверки О. 6. Распознавание симуляции - иск-во, ему нельзя научить. В действительности верно противоположное. Соблюдение неск. простых правил увеличивает точность оценки, существенно повышая шансы на обнаружение О. Анализ О. яв-ся навыком, к-рому можно обучить. Обычного среднего специалиста в области психич. здоровья, независимо от его культурной принадлежности, можно достаточно успешно научить обнаруживать О. за сравнительно короткий период времени. 7. Практически абсолютная точность в обнаружении симуляции никогда не будет достигнута. Верить в то, что почти абсолютная точность в обнаружении симуляции недостижима, - опасное заблуждение. Сэйкс, напр., предрекает, что полное раскрытие О. - это фантазия, поскольку честность яв-ся ситуационной и поскольку "у людей слишком много вариантов кодирования своих мыслей, чтобы мы могли обнаружить то, что они решили от нас утаить". Совр. технологии, такие как ДНК-дактилоскопия и анализ вызванных потенциалов (Р300) дают почти 100% точность. Последний метод осн. на анализе мозговых волн, к-рые связаны со знакомством стимула, а не с возбуждением (в противоположность полиграфу), анализом голосового напряжения и плетизмографией пениса. Сегодня практики и исследователи в области психич. здоровья столкнулись с моральной дилеммой, во многом сходной с теми, с к-рыми в свое время столкнулись физ. науки в ходе разраб. несущих угрозу жизни технологий. По-видимому, происходит все большее принятие О. как средства эксплуатации др. людей со стороны общественных ин-тов и отдельных лиц. Проблема слишком низкой против слишком высокой точности в определении О. выводит на вопросы баланса сил и этических мандатов. В анализе О. уже достигнуты многообещающие степени точности. Разрешение моральных проблем на сегодняшний день важнее продолжения технологических усовершенствований средств анализа О. См. также Реклама, Эффект Барнума, Правоспособность отвечать перед судом, Симулятивные расстройства, Фантазия, Иллюзии, Симуляция, Моральное развитие, Перцептивные искажения, Социальная желательность X. В. Холл

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Психологическая энциклопедия

Найдено схем по теме Обман — 0

Найдено научныех статей по теме Обман — 0

Найдено книг по теме Обман — 0

Найдено презентаций по теме Обман — 0

Найдено рефератов по теме Обман — 0

Вы можете заказать написание реферата: