Шпеер  Эрнст Шпильрейн Исаак Нафтульевич

ШПЕТ ГУСТАВ ГУСТАВОВИЧ

Найдено 5 описаний персоны ШПЕТ ГУСТАВ ГУСТАВОВИЧ

Показать: [все] [краткое] [полное]

Автор: [отечественный] Время: [современное]

Шпет Густав Густавович

26.03.1879, Киев – 17.11.1938) философ–идеалист, историк, психолог. В 1898 г. поступил на физико–математический факультет университета Святого Владимира в Киеве, за участие в революционном движении был исключен из университета и выслан из Киева В 1901 г. был снова принят в университет на историко–филологический факультет. После окончания преподавал в частных гимназиях, с 1907 г. — на Высших женских курсах, с 1909 г. — в народном университете Шанявского. В 1910 г. защитил магистерскую диссертацию. В 1913 г. работал в Геттингенском университете. С 1916 г. — профессор Высших женских курсов, доцент Московского университета. С 1918 по 1921 г. — профессор Московского университета. Директор Научной философии, член Комитета по реформе средней и высшей школы. В 1920 г. организовал кабинет этнической психологии. Действительный член Российской Академии художеств, в 1923–29 гг. — ее вице–президент. Принял участие в создании Московского психологического института. С 1932 г. — проректор Академии высшего актерского мастерства. В 1935 г. подвергся репрессиям, в 1937 г. расстрелян. Посмертно реабилитирован. По представлениям Шпета, процесс познания основан на отыскании первичных начал и принципов бытия (смыслов, эйдосов, идей). В человеческой деятельности проявляются интуитивные акты человеческого разума, смысл которых необходимо обнаружить. В работе „Внутренняя форма слова. 1927“ развивал положение, что язык предстает как основа культуры.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Психология и педагогика, краткий биографический справочник

Шпет Густав Густавович

(26.03.1879, Киев - 17.11.1938) философ-идеалист, историк, психолог.

Биография. В 1898 г. поступил на физико-математический факультет университета Святого Владимира в Киеве, за участие в революционном движении был исключен из университета и выслан из Киева В 1901 г. был снова принят в университет на историко-филологический факультет. После окончания преподавал в частных гимназиях, с 1907 г. - на Высших женских курсах, с 1909 г. - в народном университете Шанявского. В 1910 г. защитил магистерскую диссертацию. В 1913 г. работал в Геттингенском университете. С 1916 г. - профессор Высших женских курсов, доцент Московского университета. С 1918 по 1921 г. - профессор Московского университета. Директор Научной философии, член Комитета по реформе средней и высшей школы. В 1920 г. организовал кабинет этнической психологии. Действительный член Российской Академии художеств, в 1923-29 гг. - ее вице-президент. Принял участие в создании Московского психологического института. С 1932 г. - проректор Академии высшего актерского мастерства. В 1935 г. подвергся репрессиям, в 1937 г. расстрелян. Посмертно реабилитирован.

Исследования. По представлениям Шпета, процесс познания основан на отыскании первичных начал и принципов бытия (смыслов, эйдосов, идей). В человеческой деятельности проявляются интуитивные акты человеческого разума, смысл которых необходимо обнаружить. В работе "Внутренняя форма слова. 1927" развивал положение, что язык предстает как основа культуры.

Сочинения. Явление и смысл. М., 1914;

История как проблема логики. Ч. 1, М., 1916;

Сознание и его собственник. М., 1916;

Очерк развития русской философии. Ч. 1, П., 1922;

Антропологизм Лаврова в свете истории философии. П., 1922;

Эстетические фрагменты. Вып. 1-3, П., 1922-23;

Введение в этническую психологию. Вып. 1, М., 1927

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Психологический словарь

ШПЕТ Густав Густавович

1879-1940) - известный русский и советский философ, профессор Московского университета, вице-президент Российской академии художественных наук (1923-1929), первым в России начавший читать курс этнопсихологии и организовавший в 1920 году в стране кабинет этнопсихологии. Опубликовал в 1927 году работу "Введение в этнопсихологию", где в форме дискуссии с В. Вундтом (см.),М. Лацарусом (см.) и X. Штейнталем (см.) выразил свои взгляды на предмет и основные методы исследования этнопсихологии. Этническая психология, с точки зрения Ш., должна быть описательной, а не объяснительной наукой. Предметом этнопсихологии, по его мнению, является выявление типичных коллективных переживании представителей конкретного народа, которые выступают следствием функционирования их языка, мифов, нравов, религий и т. п. Как бы отдельные представители той или иной одной этнической общности не были индивидуально различимы и сколько бы не схожим было их отношение к подобным социальным явлениям, всегда можно найти нечто общее в их реакциях. При этом общее, по Ш., не есть усредненное, не есть совокупность сходств, всегда объединенная по сравнению с некоторыми индивидуальными слагаемыми. Общее понималось им как "тип", как "общее проявление психики многих индивидов", как характеристика, объединяющая и показывающая нюансы всего своеобразия мыслей, чувств, переживаний, поступков и действий людей конкретной национальности. По мнению Ш., этнопсихология должна позаимствовать у этнологии классификацию социальных явлений, а затем ставить следующие вопросы: "А как это переживается народом данной эпохи? "Что он любит, чего боится, чему поклоняется?" и т. п. В целом взгляды Ш. были во многом эклектичными, не давали возможности непосредственно изучать многообразие этнопсихологических явлений. Однако главная заслуга Ш. состоит в том, что он одним из первых после 1917 г. способствовал их распространению в стране.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Этнопсихологический словарь

ШПЕТ ГУСТАВ ГУСТАВОВИЧ

Густав Густавович Шпет родился 25 марта 1879 г. в бедной семье. Отца у него не было, а мать, Марцелина Осиповна Шпет, принадлежала к обедневшей шляхтичской семье из Волыни, откуда она еще до рождения сына уехала в Киев. Мать воспитывала сына одна, зарабатывая на жизнь стиркой и шитьем. Благодаря ее самоотверженной заботе Густав смог получить хорошее образование. В 1898 г. юноша успешно заканчивает гимназию и поступает в Киевский университет св. Владимира. Студенческие годы для него были не самыми легкими. Несколько раз Густава исключали из университета, в результате чего учеба длилась около восьми лет. Молодой студент не раз сидел в тюрьме за участие в студенческих кружках и демонстрациях, однако он считал себя не революционером, а скорее инакомыслящим. В университете Густав Шпет увлеченно участвует в работе психологического семинара Г.И. Челпанова, созданного при университете в тот год, когда молодой Шпет поступил учиться. В те годы психологию еще относили к области философии, не выделяя как отдельную науку. Поэтому и занятия психологического семинара в основном были философского содержания. Именно на этих занятиях Густав Шпет и сформировался как философ, а многие его психологические идеи построены на философских понятиях и потому часто очень трудны для понимания. В 1906 г. Г.И. Челпанов становится профессором Московского университета и в 1907 г. приглашает в Москву Шпета. Здесь они оба разрабатывают проект создания Психологического института. Летом 1910 г. Густав Шпет вместе с Челпановым посещает ведущие немецкие университеты в Берлине, Бонне и Вюрцбурге, в которых они изучают работу психологических лабораторий при университетах. В 1914 г. состоялось официальное открытие Психологического института. В 1920 г. Шпет и Челпанов выступили с предложением создать на факультете истории и философии Московского университета кабинет этнической и социальной психологии. Они обосновали необходимость его создания и подробно изложили цели и задачи научной работы в этой области. В первые годы советской власти Шпет начал работать над проектом перестройки этнической психологии, считая, что обращение от индивидуального сознания к коллективному позволит найти компромисс между идеалистической и материалистической философией. В 1927 г. Шпет опубликовывает свой научный труд «Введение в этническую психологию». Здесь он более детально и глубоко развивает важнейшие положения психологической науки, отмечая ее тесную взаимосвязь с историей и науками о культуре. Изучая личность, Шпет проводит исследования исторического и культурного сознания. По его мнению, формирование культурного самосознания происходит в процессе восприятия искусства. Он выделяет три уровня человеческого восприятия: 1) реальный уровень; 2) идеальный уровень, или отрешенное культурное бытие; 3) духовный уровень, или субъективный мир творца. Итак, Шпет определяет искусство как субъективное знание, несущее в себе наряду с некоторой информацией также и отношение к нему автора (или творца), которое производит определенное влияние на слушателей (или наблюдателей). Именно в процессе переживания человек определяет свое отношение к той или иной культуре, окружающей его, а также отношение к себе. Отмечая немаловажное значение переживания в развитии культурного самосознания личности, Шпет связывал формирование этнической идентичности не с физиологическими процессами, а с выработкой определенного отношения к этническим и культурным ценностям в результате эмоциональных переживаний, ими вызванных. Интересна также мысль, что глубокое внутреннее единение с тем или иным народом зависит не только от индивида, но и от общества. С 1923 по 1929 г. Густав Шпет был вице-президентом Государственной академии художественных наук (ГАХН) В довольно сложных условиях этого времени ему удалось создать уникальную школу по изучению развития внутреннего мира человека в свете культурных, психологических и философских положений, причем с немарксистской идеологической направленностью. Научные работы Г. Шпета, созданные в этот период времени, до сих пор вызывают немалый интерес у современных психологов. Г. Шпет внес огромный вклад в развитие психологической науки, тщательно проработав в своих научных трудах основные вопросы психологии: ее предмета, методов и главной проблемы - человеческого сознания. Основополагающим в работах Шпета было положение об органичной взаимосвязи психологии и философии, их нераздельности. Он намечает свой путь развития психологии как науки, который приведет ее не к отделению от философии, а наоборот - к еще большему их сплочению. Ведь несмотря на то что психология становится все более абстрактной, она все-таки черпает материал для формирования своих положений из сферы реального, а эта сфера, в свою очередь, является объектом изучения или точнее - познания философии. В своих научных работах Шпет довольно жестко критикует натуралистические методы в психологии, защищая культурно-исторический подход в исследовании сознания личности. Он поднимает проблему научности познания и определяет основные критерии, утверждая, что от серьезного отношения к этому вопросу зависит доверие к науке в целом. Шпет твердо придерживался мнения, что основу знания составляет логика, и даже мистические переживания, выходящие за пределы рационального мышления, вполне возможно логически объяснить и выразить в слове. Нелогическое абстрактное мышление не способно, по мнению Шпета, анализировать факты и приводить к настоящему знанию, оно лишь снижает доверие к науке. Строгое же логичное объяснение дает твердое научное познание. Густав Шпет вел активную преподавательскую деятельность. Он читал лекции в Народном университете А.С. Шанявского и во 2-м Московском университете. Также Шпет постоянно участвовал в работе Московского лингвистического кружка. Он основал институт научной философии и был его директором. Однако следует отметить, что, несмотря на его несомненные заслуги перед отечественной, а также мировой наукой, Шпет почти постоянно подвергался гонениям во времена советской власти из-за своих взглядов, кардинально расходившихся с марксистскими. Эти гонения в конце концов привели великого ученого к гибели. В 1937 г. он был репрессирован и погиб. В середине 1950-х гг. он был посмертно реабилитирован.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: 100 великих психологов

ШПЕТ Густав Густавович

(1879-1937) -российский психолог, философ, педагог, искусствовед. Ведущий представитель феноменологии, а впоследствии — герменевтики в России. Профессор (1918). В 1898 г. поступил учиться на физико-математический фак-т ун-та Св. Владимира в Киеве. В 1900 г. был исключен из унта за участие в революционной деятельности. После выхода из тюрьмы (1901) восстановился на историко-философский фак-т, где преподавал Г.И. Челпа-нов, принимал активное участие в работе его психологического семинара. После окончания ун-та (1905) преподавал в российских частных гимназиях. После переезда Челпанова в Москву Ш., по его приглашению, также перебрался в Москву (1907), где преподавал на Высших женских курсах, затем в ун-те Шанявско-го (1909), а с 1910 г. — в Московском унте. В 1910—1913 гг. был командирован в Германию для углубленного изучения философии, посещал лекции Э. Гуссерля в Геттингене. Работал в библиотеках Парижа, Берлина, Эдинбурга. После возвращения в Россию подготовил и в 1916 г. защитил дис: История как проблема логики и был избран профессором женских курсов. С 1918 г. Ш. — профессор Московского ун-та (в 1921 г. отстранен от преподавания, также как Г.И. Челпанов и многие др. известные ученые, не придерживавшиеся марксистской ориентации). В 1919—1920 гг. участвует в работе Московского лингвистического кружка Р.Я. Якобсона. В 1920 г. в МГУ он открывает кабинет этнической психологии. В 1921 г. — избран д. чл. Российской государственной академии художественных наук (ГАХН), где в 1923 г. возглавил философское отделение. С 1927 г. — вице-президент Академии. После закрытия Академии (1929) занимался переводами для издательства Academia, в частности перевел Феноменологию духа Г.В.Ф. Гегеля (издана в 1959). В 1932 г. по приглашению К.С. Станиславского становится проректором Академии высшего актерского мастерства. В 1935 г. его арестовывают по обвинению в контрреволюционной деятельности и после недолгого заключения высылают сначала в Енисейск, а потом в Томск, где он был арестован вторично и по приговору тройки НКВД в 1937 г. расстрелян. Реабилитирован посмертно (1956). В начальный период своей научной деятельности (время учебы и сотрудничества с Г.И. Челпановым) Ш. увлекался психологией, разделяя неокантианские установки своего учителя, но довольно скоро осознал неприемлемость для себя этой методологической позиции и его научный выбор остановился на феноменологии Э. Гуссерля. Однако уже в работе Явление и смысл (1914) обнаруживались предпосылки его последующего поворота к герменевтике и культурно-историческому анализу. Научные интересы Ш. были связаны как с собственно философскими проблемами познания и логики, так и с исследованием психологии социального бытия. Этот подход предполагал анализ социально-исторических причин, обуславливающих развитие психики человека (в том числе его мышления и речи, его индивидуальных и национальных психических особенностей), а также исследование психологических основ культуры, особенно значимое для Ш. Он приходит к выводу, что исследование этих проблем может строиться на основе анализа языка. В принципе этот подход был не нов и предложен еще В. Гумбольдтом, А.А. Потебней, В. Вундтом. Однако Ш. вносит принципиально новые положения, рассматривая язык как один из важнейших методов изучения личности человека, его эмоций и социального окружения, его культуры. Преимущество языка перед логикой (также рассматриваемой им как метод познания) состоит в том, что язык не оставляет в стороне социальные причины, бытие людей, как это происходит с логикой, а потому и расширяет рамки познания, давая возможность понять не только внешнюю динамику, но и причины появления определенных событий, действий людей. Одной из центральных проблем в психологических исследованиях Ш. была проблема языка в его соотношении с мышлением и, главным образом, самосознанием субъекта. Развивая тенденции, заложенные А.А. Потебней, Ш. приходил к выводу о необходимости анализа внутренней формы слова, так как именно она является тем главным механизмом, который лежит в основе присвоения и интери-оризации культуры, т.е. в основе формирования сознания — как индивидуального, так и сознания народа. Исследование языка как одного из основных методов понимания психологии социального бытия и является стержнем книги Ш. Внутренняя форма слова (1927). Связывая затем понимание искусства с понятием внутренней формы, Ш. подчеркивал, что внутренняя форма художественного произведения является отражением приемов, методов, творческого пути художника. Она является источником знания, но знания субъективного, так как в нее вносятся жизненные идеалы, ценности Данного творца. Поэтому внутренняя форма передает не абстрактное знание, но мировоззрение творца, которое вызывает соответствующие переживания у зрителей. Т.о. Ш. приходит к выводу, что сознание индивида носит культурно-исторический характер, важнейшим элементом которого является слово, открывающееся нам не только при восприятии предмета, но и, главным образом, при усвоении его в виде знака, интерпретация которого происходит индивидом в процесс социального общения. В работе Введение в этническую психологию (1927) Ш. доказывает, что ее предмет раскрывается через расшифровку и интерпретацию системы знаков, составляющих содержание коллективного сознания данной нации. Критикуя позицию В. Вундта, который полагал возможным исследовать психологию народа через изучение языка, мифов или религии, Ш. подчеркивал, что продукт культуры (например, язык или мифы) не являются сами по себе психологическими продуктами. Психологическая составляющая появляется благодаря субъективной их интерпретации. Отсюда, поскольку продукты культуры (культурное) являют себя объективно, постольку предметом психологии должно становиться субъективно осознаваемое или не осознаваемое восприятие и отношение к этим предметам, в том числе эмоциональное переживание их значения. Подчеркивая роль эмоций, Ш. считает их важнейшим инструментом присвоения предметов культуры, которые, в свою очередь, выступают медиаторами процесса социализации человека и формирования его национального самосознания. Исследование того, как определенный исторический факт или названное значение переживаются субъектом или этносом в данный конкретный момент помогает понять не только содержание национального сознания, но и саму историческую ситуацию, складывающуюся в данный момент в обществе. Подход, разрабатываемый Ш., открывал возможность развития не только для этнопсихологии, но и для социальной и индивидуальной психологии. Утверждая, что национальное самосознание является особым переживанием, в основе которого лежит присвоение себе известных исторических и социальных событий и взаимоотношений и противопоставление их другим народам, Ш. подчеркивал его субъективность и изменчивость, объясняющие как динамику развития самого народа, так и его отношения к другим этносам. Фактически он одним из первых затронул проблему самоидентификации, причем опять-таки совершенно по-новому сопоставив процессы национальной и индивидуальной идентификации. Ш. доказывал, что хотя национальная идентификация и не произвольна, но определяется той культурой, в которой воспитывался человек, языком и традициями, которые для него являются родными и близкими, однако не эти объективные связи, но субъективные переживания определяют процесс отнесения себя к конкретному этносу. И потому при возникновении отверженности субъект может переменить свой народ, войти в состав и дух другого народа, однако этот процесс требует длительного и упорного труда и времени, так как в том случае, если происходит только внешнее усвоение нового языка, культуры или норм поведения, человек остается маргиналом, который отойдя от одного этноса не стал и чл. другого, потому что для полной идентификации себя с новым этносом необходимо эмоциональное принятие тех объективных элементов, которые составляют содержание национального самосознания. Эти идеи Ш. находят отражение в современных работах, рассматривающих этапы социализации людей, перехода из одной культуры, одного народа в другой. Ш. считал язык не только основой национального самосознания, но и значимой образующей в развитии национальной науки. В книге Очерк развития русской философии (1922) он объясняет отставание отечественной психологии и философии и тем, что при принятии христианства Россия, в отличие от Западной Европы, приняла христианскую культуру не на языке оригинала — латинском, но на болгарском. Принятие определенного языка во многом определило, по мнению Ш., исторический путь развития России, явилось причиной того невегла-сия, низкого образовательного уровня, которое повлияло на уровень развития отечественной науки. Он писал о том, что не природная тупость русского, не отсутствие живых творческих сил, а исключительно невежество не позволяло русскому духу углубить в себе до всеобщего сознания европейскую философскую рефлексию. Социальными, историческими факторами объяснял Ш. и особенности отечественной интеллигенции, причем им было дано одно из самых блестящих описаний психологических причин образования феномена русской интеллигенции. Несмотря на то, что Ш. не успел осуществить многие из своих научных замыслов, он явился заметной фигурой в отечественной психологии начала XX века. Основные его сочинения: Память в экспериментальной психологии , 1905; Проблема причинности у Юма и Канта, 1907; Сознание и его собственник, 1916; История как проблема логики. Критические и методологические исследования, ч.1, 1916; Герменевтика и ее проблемы, 1918 (не опубликована); Театр как искусство, 1922; Введение в этническую психологию , вып. 1, 1927; Внутренняя форма слова. Этюды и вариации на темы Гумбольдта , 1927; и др. Часть его трудов издана как Сочинения, М., 1989. Т.Д. Марцинковская

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История психологии в лицах: Персоналии. Психологический лексикон в 6 т.